Сайт Мальчиша-Кибальчиша


Главная arrow Статьи arrow Экономика arrow Снова о деньгах и Центробанках. Часть 2.
26.04.2017 г.
Разделы
Комментарии
Партнёры


Реклама

Снова о деньгах и Центробанках. Часть 2.

Печать E-mail
(19 голосов)
Автор Олег Грибанов   
03.06.2015 г.

ЦБ

Мангуст проворнее, чем тигр, но победить тигра может только медведь.

  В условиях нарастания кризиса монетарной модели экономики глобальную систему трясет как никогда. Порой совершенно непонятно, что происходит и куда все это растрескавшееся здание движется, разбрасывая вокруг отколовшиеся черепки. Самое поразительное в этом растущем хаосе, что не предпринимаются никакие шаги по исправлению ситуации, напротив система загоняется в тупик. Прежде я думал, что представителям монетарной школы мешает слабое знание экономики. Непонимание простейших зависимостей между деньгами и товаром, непонимание сути отраслевого баланса, значимость многоукладности для социальных задач, что есть инвестиции, а что спекулятивный капитал, почему фондовый рынок не решает задач эффективности капитала, но все оказалось много проще, и в тоже время сложней. Значимость монетарной экономики для элиты в ее целевой задаче. Она всегда работает на капитал и никогда на общество. Если внимательно посмотрите, как структуризирована монетарная модель экономики, то станет очевидным, что максимальные выгоды получает тот, кто генерирует значительный поток капитала. Но, ни это является самым важным элементом. Самым важным является свободный переток капитала через границу. Это и есть скрытая цель монетаризма. При открытых границах возможность грабить любую страну ничем не ограничена. Послушайте наше правительство и президента и вы поймете, почему наши проблемы с таким трудом решаются.

   Капитал не должен с такой легкостью пересекать границу, это должна быть сложная забюрократизированная процедура. Экономика царской России рухнула сразу, как только открыли границы для перемещения капиталов. Министр финансов Витте, был Кудриным при царе Николае 2, результатом его работы стали огромные долги царского правительства и развал экономики. И когда говорят, что если бы не революция то Россия активно развивалась, то говорящие совершенно не понимают, что Россия активно наращивала долги, и отдавать их было нечем. По расчетам к 1925 году страну пришлось бы продавать с молотка. В монетарной модели экономики долга преимущества всегда будет иметь тот, кто в состоянии создать концентрацию капитала в необходимой отрасли или в биржевой динамике. В современном обществе, чтобы создать спрос необходимо создать серьезное давление на сознание, а это доступно только при наличии серьезных денег. Крупный капитал, так или иначе, контролирует практически весь крупный и средний бизнес в мире. В монетарной модели экономике деньги решают все, и для достижения целей перераспределения материальных благ очень важно, чтобы доминирование крупного капитала в экономике было стабильным. А это может обеспечить только либеральная модель общества. Поэтому либерализм и монетаризм жестко связаны с друг другом и одно без другого существовать не сможет.

Переход промышленного капитала во власть монетарного капитала осуществлялся мелкими шажками, но движение это было неотвратимым. В определенный период времени доходность промышленного капитала достигла минимума и экономика стала переходить на рельсы монетаризма. Либеральное общество удивительным образом принимает товарные неудачи, и банкротство товаропроизводителей, но возврат денег считает непререкаемым условием. Другими словами, чтобы с вами не происходило деньги вернуть вы обязаны. Однако сам ссудный капитал возникает как надбавка к основному заемному капиталу в виде оплаты за пользование деньгами. Что противоречит математической закономерности баланса денег и товара, то есть отдать кредит вы можете только за счет будущих прибылей, что, в свою очередь, порождает потребность постоянного роста производства. Иметь постоянный рост невозможно, ни для каких отраслей материального производства, следовательно, для каждого производителя обязательно возникнет момент, в силу разных обстоятельств, когда прибыль получить будет невозможно. При отсутствии прибыли вы не можете отдавать кредит. В этом случае рост долговой нагрузки неизбежен. Монетаризм предлагает несколько вариантов решения подобной проблемы и все они в пользу капитала. Просрочки, пени, реструктуризация долгов, непропорциональный арест активов, дисконтирование ниже рынка и масса еще всего, что просто вынуждает должника расстаться со своим имуществом, отдав при этом серьезные деньги. Это фактически легализованное мошенничество.

Либерализм это постоянное стремление к сокращению любого контроля со стороны государства. Спросите себя, кому это выгодно, неужели людям, которые страдают от монопольного беспредела на рынке? Это выгодно исключительно капиталу. В либеральном обществе выборы всегда «свободные». Вы в это верите? Можно ли сегодня избираться на самую захудалую государственную должность без денег? Конечно, нет, а кто тогда управляет выборами? Капитал.

И, тем не менее, еще совсем недавно капитал мог конкурировать и противостоять друг другу на рынках. Сегодня в монетарной экономике идет полное слияние и концентрация капиталов. Компании и корпорации сливаются в огромные концерны, которые впоследствии реорганизуются в центры управляющие активами. Это позволяет монополизировать рынок в глобальных масштабах и диктовать рыночные условия. Но в рамках монетарных принципов управления система неизбежно приходит к кризису по одной из самых очевидных причин - в монетарной экономике постоянно происходит изъятие капитала, что приводит к хроническому дисбалансу товара и денег. Процесс восстановления работоспособности системы происходит через наращивание долга. Это, в свою очередь, приводит к потере или сокращению спроса и росту кредитной задолженности, которая, в конце концов, приводит к банкротству и перераспределению собственности в пользу монетарных структур.

Но проблема подобных перестроений не в том, что меняется собственник, а том, что новый собственник из финансовых структур в силу объективных причин не может управлять полученной производственной собственностью эффективно, он попросту не знает, как это работает. Для решения этих задач привлекается наемный персонал. Но, наемник не обладает ментальностью реального собственника, интересы наемного менеджера бывают прямо противоположны интересам предприятия. Даже, если наемный менеджер является высококвалифицированным специалистом, он не обладает стратегическим виденьем собственника, который создавал эту собственность с нуля. В результате в глобальных масштабах мы имеем низкоэффективную систему управления производственными ресурсами. В чем это проявляется? Прежде всего, в низкой финансовой эффективности предприятия. Это легко иллюстрируется простым примером. Если отсекается кредитное финансирование предприятия, то оно очень быстро приходит к банкротству. Подавляющее количество управляющих менеджеров не умеет работать без кредитной поддержки.

Зачем нужна приватизация государственных предприятий? Для увеличения доли частной собственности на средства производства. Почему либералы так яростно агитируют за приватизацию? Потому что в этом случае открывается дорога к монополизации рынков, то есть опять преференции крупному капиталу. Монопольная экономика всегда кризисная, но самым большим ее недостатком является низкие и сверхнизкие темпы роста экономики. Монетарная экономика это всегда догоняющая стратегия, а это неприемлемо для государства опережающего развития. Пока в России властвует монетаризм, никаких приемлемых темпов роста не будет. Есть простая зависимость между скоростью роста экономики и средневзвешенной ставкой по кредиту. Скорость роста экономики должна опережать скорость роста долга. Сегодня средневзвешенная ставка превышает 20% по кредиту, а рост экономики отрицательный. Лукавая цифра падения ниже цифры реального падения, примерно в 10 раз. Вот вам и либеральная экономика.

Но будущее грозит серьезным изменением характера производственных отношений, частная собственность, приобретенная как материальный объект, потеряет свою актуальность, потому что не сможет гарантировать процесс накопления капитала. Слишком быстро устаревают технологии, и вновь созданное производство перестает генерировать прибыль в очень коротком временном горизонте, по причине того, что к моменту начала производства рынок успеет предложить новый более эффективный продукт. Устаревающее производство невозможно модернизировать, так как это потребует почти полную замену технологических цепочек. Частный капитал, как первоисточник начала любых хозяйственных процессов попадает в ловушку, так как его невозможно будет окупить. По этой причине теряется всякий смысл инвестирования, раз нельзя вернуть затраченный капитал. С другой стороны, не инвестировать также будет невозможно, в этом случае капитал не сможет воспроизводиться. Но кто в таком случае сможет быть инвестором? Только одна организация – ГОСУДАРСТВО. Но, в таком случае это уже не капитализм, тем более либеральный.

Ну, а что наш Центробанк? ЦБ проводит внутри себя непонятные реорганизации, существенно сокращает персонал, укрупняет свои региональные отделения, экономит на офисной мебели, не закупает новую оргтехнику, словом делает все, будто наш ЦБ не эмиссионный центр, а банальное коммерческое предприятие. Непонимание Набиулиной, что собственно представляет собой ЦБ, ведет к неэффективной банковской политике государства. Набиулина строго следует рекомендациям МВФ, ведь это не наш ЦБ придумал отпустить курс доллара и поднять ставку до 17%, а также открыть еще шире ворота для утечки капитала. Это все рекомендации МВФ, последствия которых мы сегодня ощущаем. У нас потребительский спрос упал в большинстве отраслей на 70%, а Путин считает, что ЦБ ведет эффективную финансовую политику. Нет никакой политики у Центрального Банка России, есть лишь подобострастное исполнение чужих рекомендаций, которые валят нашу страну эффективней, что все санкции и низкие цены на нефть, вместе взятые. Суть МВФ лишь в одном – не допустить ограничения движения капитала по миру. Никаких других задач у МВФ нет, и никому помогать он не собирается. Правильно Греф сказал – наша главная проблема некомпетентность управления. А потому, опять по Грефу, начинать какие бы то ни было реформы смерти подобно. Прав банкир. Хотя и оставлять все как есть, нет возможности.

Часть 1

 

У вас нет прав для комментирования. Зарегистрируйтесь.

« Стабилизировался ли рубль?   Рентгеновский луч АвтоВАЗа »
| Дизайн malchish.org