Сайт Мальчиша-Кибальчиша


 
23.11.2017 г.
Разделы
Партнёры


Реклама

Когда начнётся кризис? Часть четвёртая.

Печать E-mail
(9 голосов)
Автор Максон   
09.08.2005 г.

ImageСпекуляции или производство?

Если составить общемировой рейтинг компаний по капитализации (стоимости акций на рынке), то получим список, где первые десять мест занимают: 1.General Electric, 2.ExxonMobil, 3. Microsoft, 4.Citigroup, 5.BP 6.Wal-Mart Stores, 7.Royal Dutch/Shell, 8.Johnson & Johnson, 9.Pfizer, 10.Bank of America В этом списке практически нет промышленных корпораций. GE, как выяснилось, имеет основные прибыли от своей финансовой деятельности. Лидируюшие позиции по доходности имеют банковская отрасль и добыча нефти. В списке так же присутствуют косметика, фармацевтика и программирование.

Причины успеха нефтедобычи понятны – себестоимость добычи очень низка по сравнению со стоимостью самой нефти, а это примерно доллар на баррель в странах Персидского залива (около $4 в России). Соответственно практически вся стоимость нефти идёт в прибыль, то есть норма прибыли более 1000%. Добыча золота видимо имеет меньшую норму прибыли, раз её нет в списке. Понятно, что такая отрасль, как нефтедобыча будет всегда доходной не смотря ни на какие кризисы – запасы нефти ограничены и её добыча будет уже только падать. Потребности же растущей мировой экономики в энергоресурсах только растут. Поэтому рост стоимости акций нефтедобывающих компаний совершенно предсказуем. Прибыли Microsoft тоже объяснимы. Но в чём же коренится успех банковских и финансовых компаний? В росте числа торговых операций.

Рост мировой экономики (в основном за счёт Азии) приводит и к росту числа экономических связей между субъектами экономической деятельности. Но это и есть торговые операции. Любая торговая операция идёт через банки, и банки получают свой процент. Все финансовые потоки, замыкаясь на банках, приносят им прибыль, причём эта прибыль совершенно не зависит от «затрат банка на обслуживание», она зависит только от той суммы, которая прошла через банк. Рост экономики Китая приводит к росту его внешнеторговых операций на триллионы долларов в год. Какая доля из этих триллионов оседает в банках? Думается не один миллиард, а десятки и не в банках Китая, а в банках США.

Банковская система США проникает во многие страны Азии и Восточной Европы. И замыкает на себе все финансовые потоки. Даже если расчёт ведётся между европейским и азиатским агентом, транзакция идёт через банки Уолстрита. Рост финансовых потоков вместе с растущей сетью банков и создаёт те прибыли, что делает банковскую деятельность настолько же прибыльной, как и нефтедобыча. Поэтому нет ничего удивительного, что такие корпорации, как General Electric всё больше инвестируют в банковскую сферу. Просто она даёт больше прибылей, чем производство лампочек. Может будущая Америка – это страна банкиров? Плюс обслуживающий персонал, конечно.

Кризис и концентрация капитала.

Прежде чем сделать какие-то выводы о состоянии экономики США и попробовать спрогнозировать будущее мировой экономики на основе этих выводов, надо прояснить один кажущийся простым вопрос. Это влияние распределения доходов населения на эффективный спрос и, значит, на развитие всей экономики. Этот же момент может показаться неясным при обсуждении проблемы неравенства товарной массы с доходами населения из-за прибылей капиталиста. То противоречие, которое приводит к снижению эффективного спроса и к кризису даже в отсутствии явного перепроизводства, может быть снято утверждением, что прибыль капиталиста тоже можно считать доходами населения и его доходы тоже создают спрос, определяемый его личным потреблением. Однако личное потребление человека ограничено его биологической природой. Прибыль идёт либо в накопление, либо в инвестиции, в рост производства.

Как я уже упоминал, перед Великой Депрессией и перед началом нынешнего кризиса существовал значительный разрыв между ростом прибылей корпораций и ростом заработной платы работников. В конечном итоге это выливается в значительное неравенство личных доходов. Есть небольшое число очень богатых собственников с доходами в десятки миллионов долларов в год и остальное население. Основная масса населения имеет доходы менее 100 тысяч долларов в год. Биржевые спекуляции, банкирское ростовщичество, нефтяной бизнес, и даже продажа программного обеспечения дают ещё большие доходы, чем обычное производство, а, значит, ещё более усиливают разрыв в доходах населения. И это касается не только неравенства общей товарной массы с денежными доходами, как я отмечал раньше, этот разрыв опускает так же и сам уровень производства на ступень ниже, чем он мог бы быть.

Попробую пояснить это примером. Если у тысячи человек по 40 тысяч годового дохода, то они могут себе позволить купить по среднему автомобилю типа Ford «Focus». Обеспечив тем самым спрос на тысячу автомобилей. Общий доход при этом 40 миллионов. Этот доход можно распределить и по-другому: например, один человек имеет доход 39 миллионов, а остальные 999 человек примерно по тысяче долларов в год. В этом случае максимум, что они могут себе позволить – это велосипеды. Будет ли при этом развиваться автомобильная промышленность? Не будет. Будет развиваться велосипедная. И общий обьём производства велосипедов будет соответствовать общему эффективному спросу, равному доходу основной части населения, то есть одному миллиону долларов. Это вместо 40 миллионов, как было бы при равномерном распределении доходов. Таким образом, распределение доходов играет важную роль в развитии экономики. По-сути уровень доходов основной массы населения определяет и уровень развития экономки. Поэтому забота о равномерном распределении доходов ведёт к общему подъёму экономики, неравенство же в доходах снижает общий уровень спроса и, соответственно, тормозит развитие экономики.

Этот подход можно применить и к России, где сейчас неравенство в доходах чуть ли не самое большое в мире, и к США. Поскольку речь идёт о США, то попробуем оценить этот эффект для них. Как известно, ВВП США примерно соответствует 9 триллионам долларов. ВВП – это валовой внутренний продукт и он представляет собой суммарную стоимость всех товаров и услуг, производимых, а значит и потребляемых населением США. Таким образом, для населения примерно в 300 миллионов мы получим 30 тысяч долларов в год на человека (в своей статистике они пишут почему-то про 36 тысяч). Именно столько тратит «средний» американец на дом, еду, одежду, машину, и услуги в годовом исчислении. Это сравнительно высокий уровень потребления, но является ли он стандартом для основной массы населения, для страны, где один процент населения контролирует 45% всех финансов?

Усреднение может приводить к ошибочным представлениям. Если один съест на ужин курицу, а второй ляжет спать голодным, то получится, что в среднем они съели по полкурицы. В реальности же в самой богатой стране мира в нищете находится 14% населения, т. е. 36 млн. человек. В бедности проживает 27 % – 72 млн американцев. Уровень доходов у них менее половины от среднего – ниже 15 тыс. в год. Естественно, что уровень спроса можно было бы повысить на эти самые 27% только за счёт более равномерного распределения доходов. И соответственно поднять производство товаров. Кстати, из ихней же статистики видно, что только около половины населения страны обладает собственными домами. Не такая уж и благополучная страна, как можно подумать по фильмам.

Выводы и прогнозы.

Западные аналитики в своих прогнозах постоянно снижают показатели роста мировой экономики. Теперь это уже не 3-4%, как было раньше, а всего 2-3%. И то за счёт «развивающихся» стран, прежде всего Китая, чья экономика растёт на 9% в год. Замедление же роста экономики развитых стран они связывают с ростом цен на нефть. Однако скачки цен на нефть бывали и раньше, но без таких тяжёлых последствий для экономики. Кроме того, этот рост цен никак не повлиял на «развивающиеся» страны, они свой рост не замедляют. Само же повышение цен на энергоресурсы ещё можно трактовать как общий виток инфляции. Не нефть выросла в цене в два раза, а доллар подешевел в два раза. Нефть же оценивают в долларах. В евро рост цены на нефть не так заметен, но и евро девальвирует в своей погоне за долларом.

К прогнозам западных аналитиков следует относиться с большой осторожностью. Всё же этими прогнозами они зарабатывают, а те, кто им платит – лица заинтересованные. Их прогнозируемые темпы «роста» легко превратятся в темпы падения, если учесть инфляцию. И всё же быстрого, катастрофического падения производства, такого, какое произошло в годы Великой Депрессии, скорее всего не будет. Соединённые Штаты в 30-х и США сейчас - это две качественно разные страны. Современные США – это страна с развитыми механизмами социальной защиты, это экономика, в которой продолжают функционировать методы, которые изобрёл ещё Кейнс именно против кризисов.

Уволенный рабочий в США продолжает получать свою зарплату в виде пособия ещё долгое время. В реальности это означает, что эффективный спрос не падает немедленно в связи с увольнениями. Безработный продолжает получать денежное пособие, а, значит, и тратить его, создавая спрос. Не смотря на избыток рабочей силы на рынке труда, трудовое законодательство не позволяет уменьшать зарплату рабочим. Кризисные явления, связанные, прежде всего, с падением спроса, резко замедляются. Они не исчезают совсем, но течение кризиса растягивается на годы. Падение спроса идёт очень постепенно, давая возможность властям использовать время для применения дополнительных антикризисных мер.

Каковы же могут быть эти меры? В принципе они могут быть тривиальны, и основаны на вмешательстве государства. Рузвельт в 30-х годах прошлого века организовал целые трудовые армии из безработных и построил сеть дорог, преобразовавшую экономику США очень основательно. Практически вся сеть федеральных хайвэев была построена именно таким способом. Это оказалось выходом для страны, где число безработных достигало 4 миллионов человек – людей лишённых средств существования в эпоху, когда ещё не было пособий по безработице. Государство в этом случае выступило как некий крупный инвестор, ведь строительство дорог не было бесплатным. Людям не просто вручили лопаты, им платили зарплату. И строительство дорог дало не просто рабочие места для снижения безработицы, оно послужило крупными инвестициями, которые превратились в конечном итоге в рост эффективного спроса, и запустило маховик экономики. Практически любые государственные расходы приводят к такому эффекту. Можно строить дороги, а можно космические корабли и осваивать Луну или Марс. А можно вместо лопат вручить людям автоматы и отправить на войну. К сожалению, это тоже метод против кризиса. Именно этот метод власти США предпочитают использовать в последнее время.

Однако метод государственных инвестиций наталкивается на существенное ограничение. Это ограничение связано с ростом государственного долга. Понятие государственного долга насквозь фальшиво и служит лишь прикрытием простого факта обложения населения налогами в пользу частной банковской системы. Вручив право эмиссии денежных знаков в частные руки, государство не только лишилось важного рычага регулирования общественных экономических отношений, но и позволило извлекать из этого механизма выгоду частным лицам. Рост экономики постоянно требует эмиссии средств обмена – денег. Эмиссия денег в экономику становится формой дохода, если оно принадлежит частным рукам, внутреннему субъекту экономической деятельности. Эмиссионный доход, базирующийся на росте экономики, достижении всего общества, становится источником наживы узкого круга лиц. Но не только эмиссионный доход попадает в их карман. Понятие государственного долга приводит к тому, что государство вынуждено им ещё доплачивать и по процентам за выданные государству "кредиты", за эммитированные дензнаки. Но откуда эти деньги может взять государство? Теперь только из карманов своих граждан в виде различного рода налогов. Государство могло бы существовать вообще без налогов только за счёт эмиссионного дохода, если бы оно было собственником печатного станка. В этом нет ничего удивительного, главное соразмерить рост экономики (потребности экономики в деньгах) с ростом государственных расходов.

Таким образом, все сколько-нибудь масштабные инвестиции государства превращаются в растущий долг государства, а значит и его граждан перед частной банковской системой. Реформы Рузвельта по рецепту Кейнса имели поддержку в высших финансовых кругах, прежде всего потому, что приводили к крупным государственным долгам, а значит к росту доходов банкиров. Тут можно вспомнить и деятельность самого Кейнса на посту директора Английского Банка. Суть его рекомендаций может быть и не такой уж бескорыстной. Сформировать подъём спроса на внутреннем рынке США можно было бы и с помощью более равномерного распределения доходов, хотя бы вводом прогрессивной системы налогов, но администрация США предпочитает идти в обратном направлении. Власти США могли бы полностью ликвидировать государственный долг перед ФРС просто национализировав последний, но судьба Джона Кеннеди не слишком привлекает действующих президентов. Таким образом практически все возможные варианты решения проблемы блокируются финансовой олигархией США, которая настолько глупа в своей жадности, что может сварить курицу, несущую золотые яйца. В результате мы станем свидетелями долгого и постепенного снижения уровня производства в сочетании с таким же постепенным снижением уровня потребления.

На ближайшие годы кризис может не получить развития за счёт снижения импорта в США при соответствующем снижении курса доллара. Это даст возможность сохранить рост экономики ещё на 6%. Но это предел, после которого неминуемо начнётся спад. Течение кризиса будет тормозится и дальнейшей борьбой с "терроризмом", военными расходами. Но всё это не никак не отменяет того факта, что уровень производства в США достиг своего потолка.

Экономический кризис – исключительно уродливое общественное явление. Оно порождает чувство ненужности, бесполезности человеческого труда. Для потерявшего работу человека это не просто выливается в финансовые и материальные трудности, это тяжелейшая психологическая травма, которую не все переносят бесследно. И тем более это явление парадоксально при очевидной лёгкости, с которой можно найти пользу для практически любых человеческих способностей. Это продемонстрировал Рузвельт со строительством дорог, когда от человека потребовалось лишь умение держать в руках лопату. Перед человеком бескрайнее поле деятельности, где он может принести пользу, как себе, так и грядущим поколениям. Однако система капитализма ограничивает эту деятельность пользой только для самой системы, бесчеловечной, ориентированной на некую абстрактную прибыль, которая представляет собой лишь числа в банковском компьютере.

Первая часть. Вторая часть. Третья часть. Четвёртая часть. Послесловие.

 

У вас нет прав для комментирования. Зарегистрируйтесь.

« Об эквивалентности товарообмена.   Когда начнётся кризис? Часть третья. »
| Дизайн malchish.org