Сайт Мальчиша-Кибальчиша


Главная arrow Блог arrow СССР 2.0. Скрытые болезни мира.
25.05.2017 г.
Разделы
Партнёры


Реклама

СССР 2.0. Скрытые болезни мира.

Печать E-mail
(32 голосов)
Автор Олег Грибанов   
19.06.2014 г.

Горный мир Когда я узнал о происхождении широкополых шляп во Франции, а появились они как средство защиты от выпадающего из окон дерьма, то осознал насколько мое представление о мире иногда не соответствует реальности. Просвещенная Европа, которая является объектом вожделения, вплоть до 17-го века выбрасывала отходы жизнедеятельности в окна, нисколько не заботясь о том, на кого они могут упасть. Мы часто не можем себе представить, как в реальности создавался этот мир, и почему он именно такой. Мы склонны  накидывать на действительность романтический флер и придумываем всевозможные истории, которые никакого отношения к реальности не имеют. К примеру, мы до сих пор ломаем шпаги, сравнивая две формы некого бытия - социализм и капитализм. Но в реальном мире нет ни того, ни другого. Более того, мы, увлекаясь всевозможными «измами», придаем им неоправданно большое значение, в то время как многие процессы в этом мире происходят  совершенно по другим причинам. Этот самообман не позволяет нам проникнуть в тайны исполнительных механизмов и разобраться, отчего случаются те или иные события. Мы яростно сражаемся с химерами, которые существуют преимущественно лишь в воображении, тогда как смотреть необходимо в другую сторону, иногда совсем рядом от себя. Однажды Бен Берданке выдал удивительную по своему откровению фразу: «Центральные банкиры не могут в одиночку решить экономические проблемы мира. Тем не менее, монетарная политика продолжает играть передовую роль в продвижении восстановления экономики».

Image
Без финансовой элиты в этом мире уже давно ничего не решается...

 Меня упрекнули в одном из комментариев к предыдущей статье, «Маркса зря вы ругаете...», но я не ругал Маркса, я лишь указал на его непростительную ошибку, которая сыграла печальную роль во всей мировой истории и истории России в том числе. А именно, его непонятное забвение роли финансового капитала в мировых процессах. И эта странная позиция Маркса фактически сделала нежизнеспособной не только его теорию «Капитала», но и массу других теорий, где мир усечен до диктатуры пролетариата и толстого буржуя. Без финансовой элиты в этом мире уже давно ничего не решается и ни происходит. И капитализм по сути своей определяется не противоречиями между трудом и капиталом, а противоречиями и борьбой глобальных кланов, которые с последней четверти 19-го века стали формироваться в наднациональные сетевые структуры. Роль пролетариев на текущие процессы по сравнению с этими структурами ничтожно мала.

Мы иногда неоправданно воспринимаем Запад, как единую враждебную силу, преследующую сугубо свои корыстные цели. Мы думаем, что он спит и видит как нас уничтожить. Это не совсем верное предположение. Управляющие элиты Запада во все времена не были едины. Напротив, они переполнены противоречиями и ведут постоянную непримиримую борьбу между собой, суть которой всегда сводится к нанесению максимального финансового урона противной стороне. С начала двадцатого века они условно разделились на два глобальных клана промышленные капиталисты владельцы транснациональных компаний и финансовый капитал, который часто называют фининтерном. Именно борьбой этих кланов и определяется весь ландшафт мировой экономики и политики.

История нашей страны, начиная с 1917 года, в свою очередь, рождалась в искрах межклановой глобальной борьбы, оставаясь субъектом цивилизации. Наша внутренняя элита формировалась в гуще компрадорских масс, в большей части времени подчиненных сетевым структурам. С уровня простого человека разглядеть эти процессы было невозможно, но даже те, кто сидел гораздо выше нередко не отдавал отчета, кто формирует повестку дня. Это недопонимание создавало иллюзию независимости и порождало массу совершенно пустых теорий. Мы бегали в очерченном круге, думая, что вершим историю. Но это было далеко не так. Сегодня, когда многое вылезает наружу и сливается масса скрытой информации, возникает некое понимание движущих сил. И эти силы в меньшей степени озабочены нашими проблемами, рефлексируя на нас, если мы вдруг не совпадаем с их планами. Им все равно социалисты мы или капиталисты. Именно поэтому, даже после того, как мы сменили идеологию, и казалось, легли под Запад, никаких изменений в наших отношениях не произошло.

В середине 20-х годов структуры Рокфеллеров пришли в Россию и финансировали реконструкцию закавказских нефтепромыслов, модернизировали нефтепроводы и танкерные стоянки. В это же время структуры Ротшильдов активно через нефтяную компанию «Royal Dutch Shell», во главе с тогдашним ее руководителем Детеррингом, активно финансировали не только антисоветское белое подполье, но и троцкистскую оппозицию. Троцкий на самом деле решал почти глобальную задачу по созданию мощного кулака, который должен был стать главным оружием глобализации. Ему не нужна была ни промышленная революция, ни создание страны социализма. Сталинская индустриализация до сих пор оставляет массу неожиданных вопросов, главный из которых, почему Запад так активно нам помогал, и откуда вождь взял денег на ее проведение? Ведь если сложить все, что было построено за этот период, то сумма выходит за рамки суммарных кредитных возможностей всего западного капитала.

Сегодня понятно, что индустриализация в России была ответом промышленного капитала на усиление фининтерна и проведение им антитрестовского законодательства, серьезно осложнившего жизнь промышленникам. Здесь надо отдать должное Сталину сумевшего направить эти противоречия на пользу нашей стране и превратить ее в промышленного гиганта. С тех пор статус страны практически достиг значения объекта мировой политики, а наша победа в ВОВ и вовсе забросила нас на самую вершину. Однако, удержаться там нам не удалось. Хрущев, по сути, оставаясь ярым троцкистом, развернул политику страны в другом направлении, и мы быстро стали терять достигнутые рубежи.

В конце 60-х в СССР вдруг стала популярна теория конвергенции социализма и капитализма, считалось, что слияние лучшего из обеих моделей даст невероятный результат. В этот период ослабла критика западных стран, воспрянула духом наша компрадорская интеллигенция и в магазинах стали появляться первые товары из-за границы. В основе этих идей и процессов было скрытое желание части нашей партийной элиты влиться в ряды промышленных элит Запада (подобная попытка была предпринята и в начале 90-х). Но эта попытка закончилась «холодной войной», что серьезно повлияло на наш вектор последующего развития. Именно с этого момента верхушка советской партийной элиты была вынуждена ориентироваться на собственные силы. Так родилась идея создание собственной сырьевой базы для промышленности в районах Сибири и Дальнего Востока. И именно эти колоссальные усилия и невероятные финансовые затраты привели к тому, что социальная политика страны была переведена на остаточные рельсы. Это повлекло за собой серьезное замедление темпов роста благосостояния граждан и нарастание дефицита продуктов массового потребления.

Строительство за 25 лет 500 городов вместе с производственными предприятиями, инфраструктурой, жильем, школами, детскими садами и культурными учреждениями серьезно ослабили возможности финансирования социальных программ. Такие изменения в глазах людей выглядели как отказ от достижений социализма, никто не хотел ждать, когда все эти невероятные затраты начнут приносить результат. Процесс сокращения критики капитализма запущенный в конце 60-х, привел к тому, что социализм, как цель, стал размываться и обрастать формальными лозунгами, которые не подкреплялись улучшением жизни. Стали формироваться ощущения, что СССР уже не корабль, плывущий в рай коммунизма, а большое корыто, где билет в рай был выписан лишь для кучки партийных элит. На этом депрессивном фоне витрина капитализма казалась сказочной страной. Именно в этот период идеология в СССР дала свой первый серьезный сбой. И именно это стало предтечей разрушительной ПЕРЕСТРОЙКИ Горбачева.

В реальности все обстояло с точностью до наоборот. На фоне кризисов капитализма в этот период СССР стал стремительно развиваться. Плоды экономической автаркии стали приносить первые реальные плоды. Стал формироваться материальный базис для скачка в росте материального благосостояния. Развитие науки и технологий в СССР достигли невиданных высот. Именно в это период страна стала активно переходить на пятый технологический уклад. Достижения во многих областях науки нередко опережали капиталистов на многие годы. Но такие успехи не могли устраивать фининтерн, который после Ямайских соглашений впервые получил серьезные преимущества над промышленным капиталом. Для судьбы доллара резкий скачок экономики СССР создавал серьезные угрозы. В первую очередь, не достижениями в области производства ширпотреба, в этом мы по-прежнему серьезно отставали, а финансовой системой, которая вкупе с мощной промышленной основой могла создать новый глобальный клан, способный противостоять существующим элитам фининтерна, чья мощь целиком опиралась на господство доллара. Для СССР доллар не имел никакого значения. Компрадорское крыло в партии было активизировано, был запущен проект «Перестройка», и судьба СССР была предрешена.

Расскажу коротко, как функционировала финансовая система в СССР. На удивление сегодня мало кто представляет ее структуру и принципы работы. В СССР существовало три, независимых между собой контура денежного обращения. Контур "наличные деньги", который обслуживал циркуляцию потребительских товаров. Контур "безналичный рубль", обеспечивал работу всей промышленности и научного потенциала. Поскольку вся производственная база находилась в руках государства (у одного собственника), не было никакого смысла "продавать" ее "с прибылью на рынке". (Самому себе?) Необходим был только учет между различными отраслями. Чем и занимался безналичный контур денежного обращения. Это было удобно и по другой причине. Не мог, к примеру "научный институт", получив безналичные деньги на развитие своей материальной базы попросту их обналичить и разворовать, как это делалось в середине 90-х и как это происходит сейчас. Он мог только оплатить ими поставку оборудования и материалов. Все это проходило по документации и принималось на баланс. Поэтому масштабы коррупции в СССР были несопоставимо ниже, чем в современной России. Контур безналичного обращения многократно превосходил наличный по размерам денежной массы. Свободного перетока безналичных денег в наличные не существовало. И на этом была построена финансовая система государства. Третий контур, "рубль для международных расчетов" обслуживал сектор международной торговли. Банк СССР был абсолютно зависим от государства, и осуществлял эмиссию в зависимости от потребностей экономики. Никой привязки к валютным резервам не было, что позволяло реализовывать проекты любого масштаба, что сразу же отражалось на экономике. И это же исключало возникновение каких-либо кризисов в финансовой сфере. А финансовые кризисы главное оружие фининтерна, поэтому развал СССР был предопределен.

Эпоха промышленного капитализма закончилась в начале 90-х годов прошлого века, когда финансовый капитал перестал обслуживать рынок классического капитала и создал свой собственный рынок, размер которого превзошел реальный сектор десятикратно. По современным оценкам совокупный сектор реальной экономики со всеми его отраслями и услугами составляет 80 триллионов долларов в год. Объем финансового рынка, включая деривативы, составляет 800 триллионов, что согласитесь невозможно сравнивать. Но финансовый рынок не может существовать без кредитной вакханалии, которая в свою очередь, опирается на безудержное потребление. Чтобы его раскрутить, необходим серьезный нажим на человеческую мораль, то есть разрушить культурный контур за счет неких универсальных ценностей, которые произвели бы полную подмену понятий и лишили человека возможности различать, что хорошо, а что плохо. И все бы было бы неплохо, для финансистов конечно, если бы не угроза со стороны третьей неожиданной силы, которая возникла, не сразу, и обозначилась, лишь в 2008 году. Об этом в продолжение статьи. А далее традиционно о забытой экономике СССР.

Сегодня стараниями либералов распространен миф, что экономика СССР развалилась в силу исчерпания собственной эффективности, это, безусловно, вранье. Экономику СССР крушили тем же способом, которым создавались кризисы в промышленном капитализме, а именно, с помощью разрыва денежного обращения. Приведу цитату из книги Игоря Панарина «Задумывались ли вы, откуда берутся деньги в экономике?»: «В 1987 -1990 годах появились первые законы, предваряющие будущую реформу «Закон о кооперации» (май 1988 г.) "О Государственном Банке СССР", "О банках и банковской деятельности". (Ноябрь 1990 г.) Сразу же, возникли первые кооперативы и банки. Необратимость перестройки экономики наступила только с появлением коммерческих банков и потерей государственного контроля над процессами в денежно-финансовой сфере. У государства отобрали основной инструмент управления обществом. Потом начали отбирать средства массовой информации, разрушать армию, образование. Из недр ВЛКСМ появились так называемые ЦНТТМ - центры научно-технического творчества молодежи, - комсомольцам которого (Ходорковский, МЕНАТЕП 1987 г.) государство разрешило осуществлять операции по «обналичке».

Любое предприятие, провернув деньги через ЦНТТМ и отдав им их "процент" (который в начале работы этого бизнеса доходил до 50%. Постепенно упав до 15%) получало живые наличные деньги. Огромная масса денег "безналичного контура" хлынула на потребительский рынок. Обеспечив гиперинфляцию и что куда хуже, полное разрушение финансовой системы государства. Кто еще помнит, пустые полки магазинов и забитые до потолка кладовки с мылом, порошками, ненужными товарами в домах. У людей появилось большое количество наличных денег, но возможности производства не могли нарастить нужные объемы товарной массы в столь короткие сроки. Это потребовало бы увеличить промпроизводство в десятки раз. Разумеется, таких мощностей просто не было. Внутренний рынок исчез, открылись границы и "непотребительские" товары СССР потекли на мировые рынки, обваливая цены на сырьевые товары на мировых рынках (алюминий, титан). "Чужие" деньги входили в страну, вымывая товарную (в основном сырьевую) массу, порождая избыток денег и недостаток товаров. То есть инфляцию».

Продолжение следует...

Часть 1 часть 2

 

У вас нет прав для комментирования. Зарегистрируйтесь.

« СССР 2.0. Тень монстра.   СССР 2.0 Экономика субъективного глобализма. »
| Дизайн malchish.org