Сайт Мальчиша-Кибальчиша


 
17.10.2017 г.
Разделы
Авторизация





Комментарии
Партнёры


Реклама

Краткие новости

Росбалт:  Экономика России по итогам минувшего года сократилась на 0,2% после снижения, по пересмотренной оценке, на 2,8% в 2015 году, следует из материалов Федеральной службы государственной статистики. «Объем ВВП России за 2016 год, по первой оценке, составил в текущих ценах 85 трлн 880,6 млрд рублей. Индекс физического объема ВВП относительно 2015 года составил 99,8%. Индекс-дефлятор ВВП за 2016 год по отношению к ценам 2015 года составил 103,4%», — говорится в сообщении Росстата.

 
Последние публикации

Способ умыкнуть кассу или эффективные инвестиции?

Печать E-mail
(45 голосов)
Автор Максон   
01.02.2013 г.

Евгений Фёдоров

Не смотря на попытку правительства создать новую госструктуру с огромными полномочиями по распоряжению государственными финансами без излишнего шума, шум всё-таки возник. И начался он, конечно, не с моей статьи по этому поводу, а ещё с обсуждения законопроекта в Думе, где депутат Оксана Генриховна Дмитриева с либеральными взглядами выступила с "разоблачением" криминальных замыслов инициаторов закона (Видео выступления Оксаны Дмитриевой). Это с её лёгкой руки Росфинагентство стали называть "попыткой умыкнуть кассу". Далее известные журналисты и блогеры лишь распространили выражение. И данное выражение, из-за стараний либеральной части интернета, имеет все перспективы стать новым мемом. И я полагаю, что профессиональные западные полит-технологи специально приложат к этому усилия, поскольку обвинения российской власти в коррупции уже давно стали частью большой политической игры. Да и сама Дмитриева вряд ли выдумала этот "мем" самостоятельно. Поскольку закон о Росфинагентстве давно и тщательно обсуждался в правительстве, то и аргументы против него готовились и продумывались заранее. Но оставим тему коррупции пока в стороне и предположим, что создаваемое агентство будет иметь несколько иные цели, нежели думает или, вернее, говорит депутат Дмитриева. Тем более, что изначально оно задумывалось как госкорпорация.

Image
Дмитриева и лидеры оппозиции в посольстве США.

Сформулированные цели агентства и у меня вызвали вопросы - ведь большей частью они совпадают с целями создания "Банка Развития" (имеющий и старое название "Внешэкономбанка" - ВЭБ), созданный как госкорпорация. Для его создания тоже принимался специальный закон. Зачем ещё одна структура с похожими функциями, но в другой организационной форме? Почему ВЭБ не получил под управление накопленные фонды? Такие вопросы даже у самих министров возникают, так министр экономического развития Андрей Белоусов выступает за то, чтобы размещение средств Фонда национального благосостояния в инфраструктурные проекты осуществлялось через Внешэкономбанк:

"Я, скорее, склоняюсь к варианту с ВЭБом, просто потому, что в ВЭБе есть достаточно чёткие, отлаженные механизмы отбора инвестпроектов", — сказал он на брифинге в среду. "Главное, что сейчас эти 100 миллиардов должны быть реализованы на возвратной основе", — сказал он, подчеркнув, что об этом говорил и президент РФ, отдавая соответствующее поручение. По его словам существует два механизма размещения таких средств. "Один механизм — это финансовое агентство, которое создаёт Минфин, это размещение средств ФНБ и резервного фонда в акциях и облигациях, ценных бумагах, а второй механизм — это Внешэкономбанк", — напомнил министр. Эти средства можно внести на депозит в ВЭБ, сказал он и ВЭБ будет их использовать, что собственно уже и делается. "Там и там, в каждом случае есть свои плюсы и минусы", — сказал он.

Прокомментирую. Основная функция любого банка, включая и госкорпорацию "Банк развития" - это выдавать кредиты. Выражение на "возвратной основе" - это самое и означает. То есть, ВЭБ должен кредитовать российскую экономику используя средства Фонда национального благосостояния. И отмечалось, что в каком-то виде это уже осуществляется. Разве что в незначительном количестве и потому эффект совершенно не заметен. Оправданием тут может послужить только то, что структура тоже создана недавно и можно сказать, что работает ещё в "тестовом режиме". Но вот другой механизм инвестиций - покупка акций и облигаций, то есть вход в акционерный капитал - дело уже вновь создаваемой структуры. Имея формально одну и ту же цель эффективного использования накопленных государством денег, эти две организации будут использовать разные механизмы инвестиций. Слова про то, что в "ВЭБе есть достаточно чёткие, отлаженные механизмы отбора инвестпроектов" тоже весьма важны. Ведь благодаря этому "Внешэкономбанк признан самым надежным российским финансовым институтом в Центральной и Восточной Европе, заняв 8-е место в рейтинге, опубликованном журналом Global Finance". В 2008-2009 годах в разгар кризиса государственный банк спасал от банкротства национальные компании и банки скупая их акции и облигации. Для этого использовались средства ФНБ в размере 175 млрд рублей. В декабре 2009 года банк их вернул государству вместе с процентами, заработав тем самым 13 млрд рублей. Этот опыт руководство банка хотело бы "расширить и углубить", но пока ему не смотря на отличный результат такой возможности не предоставляют. Более того, либеральная пресса пыталась увидеть за действиями ВЭБа махинации и скомпрометировать его руководство. Причиной этого служит не самая прозрачная отчётность деятельности госкорпорации:

ВЭБ покупал акции на самом дне, в октябре – декабре 2008 года, когда индекс ММВБ падал штопором вниз и был готов пробить отметку 500. С тех пор индекс перевалил за 1000 пунктов. Нельзя не признать, что действия правительства оказались на редкость удачными. Во-первых, оно не позволило рынку упасть ещё ниже в критический момент, во-вторых, заработало кучу денег. Инвестировав 175 млрд рублей (эта сумма частями поступила из ФНБ на целевой депозит в ВЭБе в период с 21 октября по 9 декабря 2008 года), государство (будем считать ВЭБ тоже государством, поскольку эта корпорация является полностью государственной, а её наблюдательный совет возглавляет Владимир Путин) получило за полгода доход примерно в 100 млрд рублей. Может больше, может меньше. Точно не известно. В июне замминистра финансов Дмитрий Панкин оценивал полученную ВЭБом доходность в 69%. Официальных данных Минфин и ВЭБ никогда не публиковали.

 Как в Минфине, так и в Центральном банке имеется сильное сопротивление для расширения масштаба данной деятельности. Аргументы про возможную инфляцию высказывал ещё Кудрин, а нынешний премьер Медведев часто их повторяет. Но. Вернёмся теперь к Росфинагентству, которое, как заметил министр Андрей Белоусов займётся "альтернативным" кредиту методом инвестирования. То есть, покупкой акций и облигаций. Хотя, справедливости ради, заметим, что ВЭБ именно этим и занимался в течении кризиса. То есть, эта деятельность вовсе не чужда и ему. Но чтобы заняться покупкой акций и вообще заняться инвестициями нужно сначала вынуть государственные деньги из тех долговых бумаг, в которые они уже вложены. Напомню, что основная масса суверенных фондов в бытность ещё министра финансов Кудрина была вложена в "высоконадёжные" государственные облигации западных стран. Эти бумаги нужно сначала продать. И в этой связи на ум приходит слух из западной прессы. Там известные издания обсуждают новость, что Россия откажется от дальнейших покупок евро-облигаций:

"Россия не намерена покупать больше облигаций еврозоны и может начать сбрасывать свои авуары, предупредив, что далеко не ясно, удержится ли валютный союз вообще."

Вроде как это заявил Медведев немецкой газете "Handelsblatt". Он также заявил, по утверждению газеты: "Сейчас у нас другая задача: избавиться от 42% наших запасов в евро путём инвестирования в акции". Перевод автора, и я не ручаюсь за его абсолютную точность, он слегка вольный. Знающие английский язык могут проверить текст по оригиналу. Речь, вообще говоря, о новой сенсации. Ещё в прошлой статье я указывал на опасность сброса этих ценных бумаг, на возможную жёсткую реакцию запада на это. И это понятно - речь идёт о финансовой стабильности финансовой СИСТЕМЫ запада, которая и так не слишком устойчива. Устойчивость западной финансовой системы сейчас зависит от стран-экспортёров, которые скупают долговые бумаги развитых стран, тем самым кредитуя их. В противном случае центральным банкам развитых стран пришлось бы скупать госдолги самим и раскручивать для этого денежную эмиссию. Это означает инфляцию, и, в перспективе, гиперинфляцию. Иными словами накопление госдолгов США и Европы в ЗВР России, Китая и других стран сдерживает инфляционные процессы в Европе и США. Сброс этих бумаг мгновенно дестабилизирует ситуацию. О том, что намерения России в этом смысле самые серьёзные и говорит создание нового ведомства. Именно Росфинагентство займётся сбросом накопленного запаса госбумаг! Для этого туда даже позвали немецкого банкира, бывшего руководителя Дойче Банка. Так что факты складываются во вполне непротиворечивую картину реальных замыслов Кремля. И они весьма безрадостны для запада. И это ещё один повод для конфронтации. Понимают ли это наши лидеры? Надеюсь, что да. События вокруг Сирии и "закона Магнитского" уже достаточно накалили обстановку. Очередь дошла до валютных войн. И об этом Президента предупреждают его советники:

Советник президента России Владимира Путина Сергей Глазьев направил в Кремль письмо, в котором предупредил о финансовой войне со стороны развитых стран за обладание реальными ресурсами. Как в номере от 18 января пишет газета «Ведомости» со ссылкой на документ, Глазьев считает, что с нынешней политикой Россия эту войну проиграет. По мнению Глазьева, крупнейшие государства мира, в частности США, Япония, Великобритания и страны Евросоюза наращивают свою валютную эмиссию, с помощью чего скупают реальные активы. Он приводит данные, согласно которым за последние два года было эмитировано 1,5 триллиона долларов, 1,2 триллиона евро и «сравнимые суммы" в иенах и фунтах стерлингов. Глазьев называет такую политику «легализованной агрессией». По его мнению, в рамках нынешней экономической модели предложение денег в России зависит от внешних источников, из-за чего финансовый рынок зависит от иностранных инвесторов, а недостаток внутренних возможностей долгосрочного кредитования, маломощность и неконкурентоспособность банковского сектора приводят к сырьевой ориентации экономики и упадку обрабатывающей промышленности. Чтобы использовать «окно возможностей», которое, по мнению Глазьева, откроется во время экономического спада, нужно нарастить норму накопления, инновационную активность и вложения в науку и технологии. Последние должны вырасти до четырех процентов ВВП. Мобилизацию средств, отмечает экономист, может обеспечить только государство. Глазьев предлагает отразить в законе «О стратегическом планировании» роль президента, кардинально изменить денежно-кредитную политику и создать бюджет развития на основе накопленных резервов (в том числе в Резервном фонде и Фонде национального благосостояния).

Заметим, что про использование накопленных суверенных фондов для развития российской экономики говорится практически открытым текстом. Но полагаю, что Глазьев тут несколько упрощает ситуацию относительно "легализованной агрессии", но суть проблемы передана верно - центральные банки развитых стран манипулируют денежной эмиссией в сторону наращивания, что может сказаться на биржевых курсах валют, фондовой бирже и внешне-торговом балансе. Последствия тут более сложны, чем просто возможность скупать чужие ресурсы за напечатанные деньги. Но то, что такую эмиссию можно трактовать как агрессию - очевидно правильно. При продолжении Россией её политики скупки чужих госдолгов она очевидное многое потеряет даже помимо самих вкладываемых в долги денег.

"Ведомости", как вестник либеральной оппозиции, повторяют новость со своей колокольни:

 

Президент Владимир Путин поручил президенту РАН Юрию Осипову подготовить доклад «О комплексе мер по обеспечению устойчивого развития России в условиях глобальной нестабильности» и пакет документов, необходимых для реализации этих мер (копия поручения от 8 декабря прошлого года есть у «Ведомостей»). В администрации президента эту работу координирует советник президента академик РАН экономист Сергей Глазьев, а рабочую группу возглавил вице-президент РАН и член совета директоров «Роснефти» Александр Некипелов. По словам участника этой группы бизнесмена и члена-корреспондента РАН Глеба Фетисова, работа уже началась, доклад и предложения планируется представить в марте: сначала — на президиум РАН, а потом — президенту. Тема подготовки к новой волне кризиса и выполнения обещаний Путина сейчас центральная, знает сотрудник администрации президента: «Президент собирается подтолкнуть правительство к более решительным шагам». Глазьев уже подготовил записку для Путина (копия есть у «Ведомостей»), в которой говорится, что поставленные президентом цели достижимы даже в условиях глобальной нестабильности. Если Путин прислушается к ученым, то ВВП будет ежегодно увеличиваться на 8%, промпроизводство — на 10%, инвестиции в основной капитал — на 15%, расходы на НИОКР — на 20%, сказано в записке. Нынешняя политика правительства и Центробанка для этого не годится, считает Глазьев.
Советник президента предсказывает в ближайшие два года новую волну спада, вызванную снижением спроса на сырьевые товары и резким падением цен на нефть. Между тем наша страна уже попала в кольцо угроз, информирует Глазьев: «В условиях наращивания эмиссии мировых валют возникает угроза поглощения российских активов иностранным капиталом». Денежные власти США, ЕС, Японии и Великобритании «в качестве стержневого направления антикризисной политики рефинансируют свои банки под отрицательные процентные ставки в реальном выражении», пишет он, а эмитированные за последние два года $1,5 трлн, 1,2 трлн евро и «сравнимые суммы в иенах и фунтах стерлингов» направляются на кредитование долговых пирамид и используются для скупки реальных активов по всему миру. А иностранных заемщиков эти банки загоняют в долговые ловушки, продолжает Глазьев, «с целью последующего присвоения реальных активов и принуждения к политическому подчинению».

 

И, надо сказать, что опасность ситуации Президент понимает. На недавнем расширенном заседании правительства Президент заявил:

На протяжении многих лет постоянное увеличение потребительского спроса в развитых экономиках: в Соединённых Штатах, в Евросоюзе – было мотором для глобальной экономики. Сейчас и эти механизмы тоже дают сбои. Чтобы подстегнуть спрос, развитые экономики, обременённые серьёзной долговой нагрузкой, пытаются использовать – хотел сказать – нестандартные, но в принципе стандартные, часто ими самими же в прежние времена критикуемые методы: по сути, прибегают к эмиссии, печатают деньги. И ещё неизвестно, какими последствиями может это обернуться в будущем и для этих стран, да и для всей мировой экономики, имея в виду экономическую мощь и еврозоны, и Североамериканского континента.

 Пару слов Президент сказал и о замедлении экономического роста России и его причинах:

Вместе с тем в последние два квартала наблюдается замедление отечественной экономики. Так, темпы роста промпроизводства в последние месяцы упали ниже двух процентов в годовом исчислении, одновременно снизился приток инвестиций в основной капитал. Основными факторами, которые стимулируют экономику сегодня, остаются рост доходов населения и потребительские расходы. Розничные продажи в 2012 году выросли на 5,9 процента, а реальные располагаемые денежные доходы населения – на 4,2 процента. Конечно, это хорошо, но для роста экономики этого недостаточно. Вызывает беспокойство рост процентных ставок, причём до уровня существенно выше инфляции, что неизбежно сказывается на кредитовании экономики и граждан.

К сожалению, Президент не закончил тут свою мысль. Возможно из осторожности, чтобы избежать острой дискуссии. А логический вывод из сформулированной проблемы прост - снижение ставок ЦБ, кредитование российской экономики. Использование суверенных фондов для этого и ... денежная эмиссия. То, чем занимаются для стимулирования своей экономики развитые страны. Я понимаю, какое возмущение могут вызвать эти слова у либерально настроенных людей. У некоторых экономистов. "А как же инфляция?" - спросят они. Очевидный вопрос. И этот вопрос я обсуждал в статье "Монетизация и инфляция". Краткий вывод из статьи в том, что низкий уровень монетизации в России приводит не только к высоким процентным ставкам (и соответствующим доходам западных банков), но к возможности наращивать её без инфляции. Рост денежной массы должен сопровождаться ростом производства, то есть товарной массы и это исключает рост цен. Это пропорциональный рост экономики. Президент не стал говорить про эмиссию, использование суверенных фондов для роста кредитования и соответствующего уровня монетизации. Этот острый тезис встретил бы жёсткое сопротивление и в Минфине, где пока господствуют сторонники монетарных методов сдерживания инфляции, но не монетарных средств стимулирования экономики. Президент пока избегает подобных дискуссий, делая деликатные подходы. И, наверное, это правильно. Понимание приходит постепенно. Хотя среди противников монетарной стимуляции экономики найдутся и понимающие - ведь ситуация дефицита денежной массы выгодна банкам. Поэтому крики об опасности инфляции будут прежде всего нестись из этого сообщества.

 

У вас нет прав для комментирования. Зарегистрируйтесь.

« Финансовый тюнинг России.   Росфинагентство - второй Минфин, не тратящий, а зарабатывающий. »
Главное
Популярное
Опросы
За кого бы вы проголосовали на выборах президента?







Kadam
Кто на сайте?
Сейчас на сайте находятся:
1 гость
Экспорт новостей
| Дизайн malchish.org