Сайт Мальчиша-Кибальчиша


Главная arrow Статьи arrow Оружие и технологии arrow Две трагедии советской кибернетики. Часть 3.
24.07.2017 г.
Разделы
Комментарии
Партнёры


Реклама

Две трагедии советской кибернетики. Часть 3.

Печать E-mail
(47 голосов)
Автор Максон   
27.09.2011 г.
ЕС
В аэропорту меня встретила наша институтская "Волга". Это было приятно. Поездка по "казённой надобности" имеет свои преимущества. Будь она по "личной", я бы не стал тратиться на такси и добирался бы в Академгородок на перекладных, через городской вокзал - прямых автобусных маршрутов в Академгородок уже давно нет. А ведь в советское время был "экспресс" под номером "108", который ходил почти каждый час. И довольно много народа ездило на нём. Но с приходом к власти демократов почему-то резко убавилось количество желающих воспользоваться своим правом на свободу перемещений. Маршрут стал непопулярным. В результате сначала "Икарус" заменили "пазиком" и сделали рейсы реже, а потом маршрут и вовсе закрыли... Вскоре я уже мчусь на старенькой "Волге" в родной Академ и болтаю с молодым парнем-водителем. Разговор о прекрасной погоде, о машинах, о больших штрафах за нарушения правил... В общем, ни о чём. Я весело болтаю ни о чём и продолжаю думать о той истории, что произошла в далёком 1967 году. В чём была её трагедия? В том, что насильно внедрили восьмибитный байт? Или в том, что выкрутили руки разработчикам ЭВМ заставив использовать систему команд IBM?

Эффект знаменитого приказа был не в этом. Чтобы понять все его трагические последствия нужно немного глубже вникнуть в ситуацию, в которой его принимали. А дело тут в том, что с одной стороны, фактически у нас уже наметились свои стандарты - в классе супер-ЭВМ это была естественно БЭСМ-6, а в классе средних ЭВМ общего назначения "советский рынок" захватил "Минск-32". На свободном рынке стандартом становится просто наиболее массовый продукт - никто никому не запрещает производить что-то своё, но покупатель тут сам устанавливает правила. Ему не нужно нестандартное оборудование, которое никуда не подключить и которое не похоже на всё то, с чем он ранее работал. Именно так захватывала рынок IBM - покупатель, поработав на какой-то из её машин, вновь покупал новую машину от IBM хотя бы потому, что экономил на программном обеспечении. Массовый спрос означало и массовое производство, которое уменьшало удельные расходы и IBM могла ещё и цены снижать.
 
Советская плановая экономика могла покупателю выкрутить руки, но только если убрать альтернативу. А она до какого-то времени была - тот же "Минск-32" продолжали выпускать вплоть до 1975 года, когда уже начался выпуск ЕС-1020 в том же Минске. Самое забавное, что главным конструктором ЕС-1020 был тот же В. В. Пржиялковский, создатель "Минск-32". Реализуя архитектуру IBM ему пришлось пожертвовать производительностью - ЕС-1020 получилась в три раза менее производительна, чем "Минск-32" (20 тыс операций в секунду для ЕС-1020 против 65 тыс операций в секунду для "Минска"). Однако в 1975 году выпуск "Минска" прекратили и в этом же году там начали производить ЕС-1022  с производительностью 80 тыс. операций в секунду. В этот момент исчезла альтернатива. "Минск-32" заменила "ЕС-1022" с чуть большей производительностью и советскому потребителю ничего не оставалось, как внедрять ЕС и переучивать персонал для работы на ней. Один из ветеранов-программистов так описывает "Минск-32":
"Мне она сразу понравилась. Это был уже настоящий, серьёзный мэйнфрейм: шесть нормальных лентоводов (ленты в бобинах, прощайте удочки!), перфокарточный ввод-вывод (по сравнению с перфолентой это колоссальный прогресс, оценить который может только тот, кто хорошенько надолбался с перфолентами). Конечно, скоростной АЦПУ, никаких «стрекоталок». Быстродействие, память 64 килослова (в слове 37 бит) – супер! И самое поразительное – магнитные барабаны (вот забыл, сколько их было штук). В конце 60-х и первой половине 70-х «Минск-32» был самой популярной машиной (вне академической и военной сфер), неприхотливой, на редкость удачной. В ней как будто был угадан тот максимальный уровень сложности, который возможен в массовом (и не военном) изделии советского хайтека."
И про ЕС-1020, выпускавшейся одновременно с "Минск-32" на том же заводе:
"Только в 1973 мне довелось увидеть первую машину ЕС-1020. И она... не работала. Ее налаживали, налаживали, налаживали... Наконец, к концу года заработала с горем пополам и оказалось, что машина по памяти, быстродействию, периферии слабее, чем «Минск-32», который уже лет пять как скромно трудился себе в соседнем зале. И так повсюду. Обещанные массовые машины действительно поступали туда, где ещё вчера обладание настоящей ЭВМ было несбыточной мечтой: в рядовые (не оборонные) проектные институты, КБ и НИИ, в областные статуправления, на предприятия министерств, не входящих в пресловутую «девятку». Однако, качество техники было ужасающим, она налаживались месяцами и требовала неустанных усилий для поддержания работы. Конечно, были исключения. Кое-каким счастливчикам перепадали немецкие 1040 и польские 1032."
К сожалению вполне объективные наблюдения ветерана сдобрены не очень справедливой критикой "советов". Процитирую главную мысль автора, ставшего в конце концов канадским эмигрантом:
"Ни одна из декларируемых целей не была выполнена. Споткнулись как раз на том, ради чего весь сыр-бор затевали: на организации массового выпуска высокотехнологической продукции, на развёртывании инфраструктуры для её эксплуатации. На том, чего в Советском Союзе органически, генетически не умели делать ни в одной из отраслей, кроме оружейной (и то, может это «кроме» от нашей неосведомлённости?)."
Эта мысль совершенно неверна и даже опровергается предыдущими наблюдениями самого автора. Вот, например, более правильный довод всего абзацем выше:
"Хороша ложка к обеду. За десять с лишним лет сложилась целая ЕС-индустрия – заводы, НИИ и КБ, издательства и учёные советы, писались книги, защищались диссертации, строились наполеоновские планы.... И все это было уже никому не нужно. Вроде бы освоили, наконец, выпуск долгожданных 370-х аналогов. Случись лет на семь-восемь раньше – был бы триумф. Сейчас же – никому не нужно..."
Какой нужно было сделать из него вывод? Простой - копирование ВСЕГДА ведёт к отставанию. Независимо от качества копирования. А автор (в общем довольно талантливый) почему-то всё свёл к обычной либеральной мифологии - "СССР не мог ничего делать высокотехнологичного". Как можно было это заявлять после той же БЭСМ-6, которую автор сам описывал и нахваливал? Удивительные бывают нестыковки в логике у людей с либеральными взглядами. Особенно эмигрантов. Тут видимо уже психология работает - идёт подсознательное оправдание своего бегства из родной страны.

Однако, вернёмся к описанию ситуации в области вычислительной техники в конце 60-х - начале 70-х. Появление супер-ЭВМ БЭСМ-6, массовое производство "Минск-32" и его очевидные достоинства её полностью не исчерпывают. В СССР был ещё один конкурент для машин IBM серии 360 и сочетавший в себе те достоинства системы, к которым так стремилось руководство компьютерной индустрии. Это машины серии "Урал" разработки Башира Искандеровича Рамеева. Рамеев стоял у истоков советской кибернетики, он был участником разработки первой в Советском Союзе электронной цифровой вычислительной машины (совместно И.С. Бруком), был заместителем главного конструктора первой серийной ЭВМ "Стрела", и он первым в стране сформулировал и реализовал в разработанном под его руководством семействе машин принцип программной и конструктивной совместимости. Произошло это до того, как этот принцип внедрили в IBM! Как описывает Малиновский:

"Основные черты нового поколения машин были изложены в аван-проекте на семейство ЭВМ "Урал-11", "Урал-14", "Урал-16" (см. копию титульного листа аванпроекта. Приложение 14.). Он появился на полтора года раньше публикаций об американском семействе машин IBM-360. Таким образом идея создания семейства программно и конструктивно совместимых ЭВМ была высказана Рамеевым независимо от американских ученых и реализована практически одновременно. Важно отметить и то, что в отличие от первых моделей семейства IBM-360 семейство "Уралов" обеспечивало возможность создания систем обработки информации, состоящих из нескольких одинаковых или разных машин, было рассчитано на работу в сетях и, наконец, было "открытым" для дальнейшего наращивания технических средств. Математическое обеспечение "Уралов" находилось на достаточно высоком уровне, о чем свидетельствует акт Государственной комиссии, подписанный академиком А.А. Дородницыным: "Впервые в СССР реализован системный подход к разработке математического обеспечения для ряда ЭВМ. В разработанной системе использованы собственные оригинальные решения. Разработанная операционная система выполняет основные функции, реализуемые в современных операционных системах. Документация по математическому обеспечению отличается высоким качеством, полнотой и единством оформления."

Image
ЭВМ Урал-11 - младшая в линейке

Ещё в ноябре 1962 года в Пензе (в НИИ математических машин, где Рамеев занимал должность главного инженера и заместителя директора по научной работе) была закончена разработка унифицированного комплекса элементов "Урал-10", рассчитанного на автоматизированное производство. И хотя эти элементы разрабатывались для использования в серии ЭВМ "Урал-11" — "Урал-16", они нашли широкое применение и в других средствах вычислительной техники и автоматике. Для этих целей было выпущено несколько миллионов штук элементов. То есть это было уже готовое массовое производство унифицированных модулей - основы для массового же производства ЭВМ. Унифицированный комплекс логических элементов представлял собой набор полупроводниковых схемных элементов модульной конструкции из 5 типов основных и 10 типов специальных модулей (для накопителей и внешних устройств). Электронные схемы “Урал-11” на 90% состояли из двух типов основных диодно-транзисторных модулей, которые размещались в ячейки, имеющие запаиваемый разъём. Их выпуск освоил Пензенский завод вычислительных электронных машин - ВЭМ.

В семейство полупроводниковых "Уралов" входили три модели: "Урал-11", "Урал-14" и "Урал-16". Первые две модели семейства стали выпускаться серийно с 1964 года, а последняя — с 1969 года. За период с 1965 по 1975 гг. было выпушено 123 комплекта "Урал-11". ЭВМ "Урал-14" выпускалась с 1965 по 1974 гг., был произведён 201 экземпляр машин. А вот старшая модель семейства была выпущена лишь в 3-х экземплярах в 1969 г. - сказалась переориентация на IBM. К концу 60-х годов пензенские "Уралы" применяли в многочисленных вычислительных центрах НИИ, на заводах, в банках, в системах военного назначения. На их базе были созданы многомашинные системы "Банк", "Строитель", системы обработки данных, получаемых со спутников. Это первое в нашей стране семейство машин с унифицированной системой организации связи с периферийными устройствами (унифицированный интерфейс), унифицированной оперативной и внешней памятью. Однако уникальность "Уралов" была не только в их программной совместимости, в унификации электронных модулей, но и в способности создавать многомашинные комплексы, способные обрабатывать единый массив информации. Каналы связи "Уралов" поддерживали скорость более 2 мегабит в секунду (2 200 000 бит в секунду)! Это было задолго до появления сетевых технологий за рубежом. И, конечно, на ЭВМ семейства IBM-360, выпускаемых в те годы, такие системы построить было невозможно.

В 1968-1969 гг. завершалась работа над проектом уже многопроцессорной ЭВМ "Урал-25", старшей моделью, завершавшей семейство. И была начата проработка "Урал-21" на интегральных схемах. Это был запланированный переход к 4-му поколению. Что остановило работу? Копирование IBM/360. Конечно разработчики "Уралов" во главе с Рамеевым, так же как Глушков и Лебедев - другими известными разработчиками ЭВМ, были против копирования. Они предлагали вести новую разработку на основе отечественного опыта, хотя и с учётом зарубежных достижений. В октябре 1967 г., после известного совещания, они пишут письмо руководству Минрадиопрома, основному инициатору создания ЕС ЭВМ:

"Решение о разработке единого ряда электронных математических машин, предназначенных для использования в народном хозяйстве, правильное и своевременное. Оно призывает к объединению усилий коллективов разработчиков математических машин. Нужно ожидать, что это позволит резко увеличить производство математических машин благодаря единой технологической и конструктивной основе и даст возможность использовать единое математическое обеспечение для большинства применений.Успех, который предполагается достигнуть в результате разработки единого ряда машин, целиком определяется путями решения этого вопроса. Не может не вызвать серьёзных возражений решение о копировании моделей машин системы IBM-360, предложенное комиссией по вычислительной технике при Президиуме АН СССР 26.1.67 г. Необходимо учитывать, что система IBM-360, являясь разработкой 1963-1964 годов, уже в настоящий момент начинает отставать от уровня требований, предъявляемых к математическим машинам.

... Предложение о копировании системы IBM-360 эквивалентно планированию производства математических машин в семидесятые годы на уровне математических машин начала шестидесятых годов. Учитывая тенденцию развития науки и техники, можно смело утверждать, что в семидесятые годы архитектура системы IBM-360 будет устаревшей, не способной удовлетворить требования, предъявляемые к вычислительной технике.

...Архитектура системы IBM-360 имеет ряд недостатков, без устранения которых недопустима разработка ряда машин, предназначенных для использования в ближайшее десятилетие, так как совокупность этих недостатков делает систему не соответствующей даже сегодняшним требованиям. Копирование зарубежной разработки исключит возможность использования собственного опыта, накопленного коллективами разработчиков математических машин, и на ближайшие годы приведёт к отказу от начала разработок, использующих новые принципы. Все это приведёт к торможению развития вычислительной техники в стране."

Удивительно, насколько они оказались правы! Однако тогда "Урал" был незаслуженно забыт. Кстати сказать, пензенская школа разработчиков играла важнейшую роль в СССР - это была кузница кадров для Минска, Еревана, Тбилиси. Тот же Пржиалковский - выходец из пензенского КБ, это ученик Рамеева. И именно поэтому "Минск" получился очень технологичен - выпускался на унифицированных модулях на конвейере. Поэтому же позиция Пржиалковского в отношении копирования IBM удивляет. Хотя, если учесть его дальнейшую карьеру, не слишком - с 1971 по 1977 гг. Виктор Владимирович — заместитель директора по научной работе, главный инженер НИЦЭВТ (головной организации в разработке ЕС) и заместитель Генерального конструктора Единой системы ЭВМ стран социалистического содружества (ЕС ЭВМ), в 1977 г. он назначен директором НИЦЭВТ, а затем до 1988 г. становится генеральным директором НПО “Персей”, Генеральным конструктором ЕС ЭВМ, главным конструктором БЦВМ комплекса “Аргон”. Очевидно, что для карьеры нужно было не слишком перечить начальству...
 
Image
Альтернатива IBM - RCA Spectra 70

Таким образом, в СССР в 1967 году альтернатив для семейства IBM хватало. Однако альтернативы имелись и другие - можно было взять за основу иную западную фирму! Если IBM отказалась от предложенного ей сотрудничества (были такие переговоры), то английская фирма ICL сама его предложила. И её предложения реально обсуждались на заседаниях в правительственных комиссиях. Одно из последних состоялось уже позже 1967 года - в декабре 1969 г. в Минрадиопроме. Рамеев сохранил стенограмму совещания и передал его Малиновскому, который и опубликовал его в своей книге. Приведу его также: 

"Присутствуют: Калмыков, Келдыш, Горшков (председатель ВПК. — Прим. авт.), Савин, Кочетов (представители ЦК КПСС. — Прим. авт.), Раковский (зампред Госплана СССР. — Прим авт.). Сулим, Лебедев, Крутовских, Горшков (заместитель министра радиопромышленности. — Прим. авт.), Левин, Шура-Бура, Ушаков, Арефьева, Пржиялковский, Маткин, Дородницын.
Сулим. О состоянии переговоров с ГДР и ICL. Вариант IBM-360. В ГДР принята ориентация на IBM-360. Успешно разрабатывается одна из моделей (Р-40). У нас есть задел, есть коллектив, способный начать работу. На освоение операционной системы IBM-360 потребуется 2200 человеко-лет и 700 разработчиков. С фирмой IBM отсутствуют всякие контакты. Возникнут трудности в приобретении машины-аналога. Ее стоимость 4–5 млн. долларов. В ГДР имеется только часть необходимой документации. Вариант ICL. Получим всю техническую документацию, помощь в ее освоении. Придется провести небольшие переделки. Фирма предлагает закупить партию выпускаемых ею машин. Есть возможность использовать коллектив программистов для подготовки прикладных программ. Группа наших программистов уже проходит стажировку на фирме. В перспективе совместная разработка ЭВМ четвертого поколения. Фирма старается помочь во всем, поскольку надеется в союзе с европейскими фирмами, в том числе нами, выступить конкурентом IBM. Согласие фирм Италии и Франции об участии в создании вычислительной техники четвертого поколения имеется.
Пржиалковский. По IBM-360 имеем систему из 6 тыс. микрокоманд, 90 % схем ТЭЗов, 70 % растрассировано, 7000 единиц конструкторской документации. При переориентировке на ICL придется переработать весь этот задел, это задержит работы на 1–1,5 года. Понадобится много валюты (для закупки ЭВМ фирмы ICL). Вариант сотрудничества с ГДР, успешно ведущей работу по IBM-360, предпочтительнее. Если усилить коллектив математиков, то ДОС можно разработать к 1971 г. Пора прекратить колебания.
Крутовских. Наш проект предусматривал систему моделей IBM-360. При переориентации на фирму ICL состав моделей должен быть другим. Меняются технические характеристики. Нужно 4–5 месяцев на аван-проект. В фирме ICL нет ясности по старшим моделям. Они добавляются к ряду малых и средних ЭВМ как суперЭВМ. Этого лучше не делать. При переориентации задержатся сроки подготовки техдокументации на 1,5–2 года, а может и больше. Работая с ГДР по IBM-360, можно получить ДОС и ОС к началу серийного производства, снимается вопрос об их разработке. Немцы ушли дальше нас. Они переориентироваться не смогут. Англичанам нужен рынок. Они будут водить нас за нос. По большим машинам они сотрудничать не будут. 150 машин у них купить нельзя.
Дородницын. Вопрос освоения IBM-360 подается в упрощённом виде. Все значительно сложнее. На освоение ОС надо не менее четырех лет, и неизвестно, что получим. Надо самим (вместе с ICL) создавать ДОС и ОС и ориентироваться на разработки машин совместно с ICL.
Лебедев. Система IBM-360 — это ряд ЭВМ десятилетней давности. Создаваемый у нас ряд машин надо ограничить машинами малой и средней производительности. Архитектура IBM-360 не приспособлена для больших моделей (суперЭВМ). Англичане хотят конкурировать с американцами при переходе к ЭВМ четвертого поколения. Чем выше производительность машины, тем в ней больше структурных особенностей. Англичане закладывают автоматизацию проектирования. Система математического обеспечения для „Системы-4“ динамична, при наличии контактов ее вполне можно разработать. Это будет способствовать подготовке собственных кадров. Их лучше обучать путем разработки собственной системы (совместно с англичанами).
Шура-Бура. С точки зрения системы математического обеспечения американский вариант предпочтительнее. ОС требуется усовершенствовать. Для этого надо знать все программы.
Келдыш. Нужно купить лицензии и делать свои машины. Иначе мы будем просто повторять то, что сделали другие. В принципе, большие машины надо создавать самим.
Лебедев. Наши математики считают, что готовить программистов лучше по методике англичан.
Раковский. Нужно думать о перспективе. Нужна единая концепция. Все говорили, что система математического обеспечения IBM совершеннее, но ОС громоздка. В течение четырех-пяти лет ее нельзя полностью освоить. Трудно, но сегодня нужно принять решение. Если ориентироваться на ICL, то будет трудно с ГДР; за пять лет немцы выпустят 200 экземпляров Р-40. И все-таки следует принять предложение ICL.
Крутовских. Все разработчики, кроме Рамеева, не хотят переориентироваться на фирму ICL. P-50 будет готова в 1971 г.
Калмыков. Наличие ДОС сразу дает возможность использовать машины, которые мы начнем выпускать. Много программ можем получить у немцев. Отрицательные моменты. Мы не имеем машин IBM-360. И не будем иметь контактов с фирмой IBM. Если переориентироваться на фирму ICL, то потеряем время. Но с ними возможны прямой контакт и сотрудничество при создании ЭВМ четвертого поколения. Это большое преимущество. Четвертое поколение ЭВМ они будут делать без американцев, хотят быть конкурентоспособными по отношению к IBM.
Келдыш. Не следует переориентироваться на ICL, но переговоры с ними по четвертому поколению ЭВМ нужно вести.
Калмыков. Переориентироваться на ICL не будем. Перед немцами поставим вопрос о том, чтобы больше помогали“.

Из состоявшегося обсуждения видно, что против копирования системы IBM-360 были Лебедев, Дородницын, Раковский, Сулим, Маткин; Келдыш говорил: „Нужно купить лицензию и делать свои машины, иначе мы повторим то, что сделали другие“. И Калмыков колебался — перечислил преимущества ориентации на ICL. Основными активными сторонниками копирования были генеральный конструктор ЕС ЭВМ Крутовских, его первый заместитель Левин, Шура-Бура, Пржиалковский. Если бы на совещании у Калмыкова 18 декабря 1969 года, где принималось окончательное решение, генеральный конструктор высказался против копирования, вычислительная техника в СССР пошла бы по другому пути."  Вообще-то министр МРП Калмыков не колебался, а пробивал вариант IBM, просто вёл себя дипломатично, как и положено руководителю такого ранга. Тоже самое можно сказать про Келдыша. А интрига по поводу варианта ICL несколько интереснее, чем может показаться с первого взгляда. Дело в том, что ICL System-4 - это копия RCA Spectra 70, которая сама является клоном IBM-360! То есть, это перепев той же системы, но в другом исполнении. И, надо заметить, что "перепев" тут был не хуже оригинала, а лучше - у IBM взята лишь пользовательская часть системы команд, а "супевизорская", или системная, переделана. И не просто так, а для увеличения быстродействия - скорость переключения между программами стала значительно быстрее. Для нас это означало, что с точки зрения библиотек программ варианты идентичны, но требовалась иная операционная система. И англичане тут предлагали сотрудничество! Ничего не надо было воровать! Нам дали бы операционную систему и помогли бы её адаптировать для различных вариантов аппаратуры. А мы сами могли бы участвовать в её развитии. Очевидно, что этот вариант был более предпочтителен варианта IBM и наиболее честные из участников совещания это хорошо понимали. Тот же Сулим, замминистра Минрадиопрома, просто написал заявление об уходе сразу после очередной коллегии министерства. Это был акт возмущения той глупостью, что делало руководство. Последствия этой глупости приводит Рамеев в своём исследовании в 1991 году:

Image
Парк ЭВМ СССР 1989 года

Это парк машин 1989 года! Заметим, что ЕС-1022, копию IBM-360/50 разработки 1965 года, у нас начали производить лишь в 1974 году. Почти четверть парка ЭВМ 1989 года составляют эти ЕС-1022, которые, заметим, были хуже "Минск-32" по параметрам. Сам Рамеев приходит к следующему заключению:

"Как видно из таблицы, парк ЭВМ общего назначения состоит из:
  • 24,9% ЭВМ технического уровня 1965 г. (ЕС-1022);

  • 12% различных ЭВМ выпуска 1965-1970 годов;

  • 13,6% ЭВМ технического уровня 1971 г. (ЕС-1033, ЕС-1055);

  • 36% ЭВМ технического уровня 1973-1978 годов (ЕС-1035, ЕС-1036, ЕС-1045, ЕС-1046, ЕС-1060, ЕС-1061);

  • 13,5% другие ЭВМ технического уровня 1971-1980 гг. (23 разные модели ЕС ЭВМ, АРМы на базе ЕС ЭВМ, импортные ЭВМ).

Выбор зарубежных аналогов производился по номинальной производительности без учета дополнительных параметров, характеризующих технический уровень. Если учесть такие параметры, как технический уровень элементной базы, емкости запоминающих устройств, состав периферийных устройств, материалоемкость (габариты), энергопотребление и надежность ЭВМ, находящихся в эксплуатации, то их технический уровень следует изменить на несколько лет назад. И следует считать технический уровень, например, не "Х-летней давности", а "более X-летней давности".

Таким образом, структура парка ЭВМ на базе процессоров общего назначения по техническому уровню характеризуется так: 50% парка состоит из ЭВМ, которые по техническому уровню отстают на 20-25 лет; 49% - более чем на 10-15 лет. Технический уровень парка, выраженный в годах, как будто ни о чем не говорит, но за этим скрывается огромная разница в технико-экономических показателях и эффективности машин парка. По мере развития научно-технического прогресса, совершенствования технологии и появления новых технических решений в условиях конкуренции постоянно происходит улучшение показателя "характеристика/стоимость" средств вычислительной техники и информатики, отражающего высшие достигнутые к этому времени технические, технологические, эксплуатационные и экономические характеристики.

По зарубежным источникам, за 15 лет обобщённый технико-экономический показатель отношения "характеристика/стоимость" ЭВМ увеличился в 1000 раз, а надежность - более чем в 15 раз. На эксплуатацию устаревших средств вычислительной техники и информатики тратятся кадровые, финансовые и материальные ресурсы, не адекватные тому технико-экономическому эффекту, которое они дают. Так, убытки только из-за простоев по техническим причинам (низкой надежности) вычислительных систем и ЭВМ в парке страны составили в 1989 г. порядка 500 млн. рублей. Таковы экономические и технические последствия для страны волевого решения о копировании IBM-360."

(Продолжение следует... )

Часть 1  , часть 2 .
 

У вас нет прав для комментирования. Зарегистрируйтесь.

« Технопесочница   Две трагедии советской кибернетики. Часть 2. »
| Дизайн malchish.org