Сайт Мальчиша-Кибальчиша


Главная arrow Статьи arrow Оружие и технологии arrow Что остановило российскую космонавтику? Часть 6.
08.12.2016 г.
Разделы
Комментарии
Партнёры


Реклама

Что остановило российскую космонавтику? Часть 6.

Печать E-mail
(38 голосов)
Автор Максон   
16.06.2011 г.

Приземление Бурана Проект воздушно-орбитального самолёта "Спираль" был фактически закрыт в 1974 году в самый разгар испытаний. Дозвуковой аналог орбитального самолёта ЭПОС (Экспериментальный Пилотируемый Орбитальный Самолёт - ЭПОС, дозвуковой аналог - изделие "105.11") к этому моменту уже завершал испытания (полностью полёты прекращены были уже к 1978 году), а его сверхзвуковые прототипы (сверхзвуковой аналог - изделие "105.12" и гиперзвуковой аналог - изделие "105.13" ) были собраны и готовы к ним. Для их запуска без ГСР (гиперзвуковго самолёта-разгонщика) был проработан их старт с помощью ракеты-носителя "Союз" по схеме, аналогичной ныне реализованной для американского X-37B. Обстоятельства закрытия "Спирали" сильно напоминали закрытие и его американского собрата - "X-20 Dyna-Soar", то есть благодаря единоличному решению некого высокопоставленного лица. Которое делалось не в результате объективной оценки эффективности проекта, а в результате конкуренции различных ведомств за бюджетные деньги.

В СССР к таким конкурирующим ведомствам можно было отнести Минавиапром (авиационщики), Минобщемаш (ракетчики) и ГУКОС МО - Главного управления космических средств Министерства обороны (военные). Все они имели своё независимое финансирование и поэтому проект "Спирали", выполнявшийся в недрах Минавиапрома, был для конкурентов ничем иным, как потерей своей доли бюджетных денег. Мало того, и внутри Минавиапрома также была конкуренция отдельных КБ, в частности микояновского ОКБ-155, который начал проект "Спирали" и КБ Сухого - они делили уже министерские деньги. Проект "Спирали" имел поддержку на уровне министерства пока его курировал замминистра А.В.Минаев - выходец из ОКБ Микояна. В январе 1974 года он умер от сердечного приступа прямо на полигоне ГНИКИ ВВС. С его смертью проект лишился своего главного защитника в министерских недрах - на его место пришёл Михаил Петрович Симонов, один из конструкторов ОКБ Сухого (позже ставший его генеральным конструктором). Нового замминистра гораздо более интересовало процветание родного КБ, нежели новаторские идеи его конкурентов. Однако и до этого момента развитие проекта было заторможено из-за смерти генерального конструктора КБ А.И. Микояна в 1970 году. Его авторитет играл значительную роль в продвижении проекта. В то же время КБ было перегружено работами по сверхзвуковому перехватчику МиГ-31 и истребителю МиГ-23. Сам главный конструктор "Спирали" Г.Е.Лозино-Лозинский был назначен также главным конструктором перехватчика. Его работа по "Спирали" отошла на второй план.

Примерно в это же время, в 1972 г., президент США Никсон заявил о начале разработки программы космической транспортной системы "Space Shuttle" с финансированием в 5 миллиардов 150 миллионов долларов в ценах 1971 г (в реальности они достигли 13 миллиардов 400 миллионов долларов). Новая транспортная система могла выводить до 30 тонн на орбиту и спускать с орбиты груз до 14,5 т. При этом планировалось 60 пусков в год. Это было очень серьёзное намерение в условиях, когда суммарный вес, выводимый на орбиту при помощи одноразовых носителей в Америке, не достигал даже 150 т/год. США планировали увеличить его в 12 раз! Ради чего? Руководство СССР не могло игнорировать эти новые возможности своего потенциального противника - тогда другой цели, кроме выведения на орбиту новых типов оружия было трудно предположить. Слухи ходили о создании мощных лазеров, лучевого оружия, способного теоретически уничтожать ракеты противника на расстоянии в тысячи километров. Эти слухи несколько опережали время, но имели своё основание. Как выяснилось, такое бывает в истории - когда транспортная система создаётся и успевает устареть ранее самого оружия, ради которого создавалась.

Image
Советская боевая космическая лазерная станция СКИФ

Заявление Никсона пришлось на время, когда работы по "Спирали" уже почти заглохли. В связи с этим заявлением в Политбюро прошло совещание, на котором Брежнев спросил: "У нас что-то подобное есть?" На что получил ответ, что "что-то делалось у Дементьева" (Пётр Васильевич Дементьев - глава Минавиапрома в то время). Именно после этого на короткое время работы по Спирали вновь активизировались - после проявленного интереса в Политбюро Дементьев дал добро на продолжение работ. Эта активность продолжалась до появления проекта "Бурана" - аналога американской системы "космического челнока". Ради его осуществления было создано НПО "Молния", куда включили всех ведущих разработчиков "Спирали" включая его главного конструктора - Глеба Евгеньевича Лозино-Лозинского, ставшего гендиректором нового объединения.

Постановление Правительства № 132-51 «О создании многоразовой космической системы в составе разгонной ступени, орбитального самолёта, межорбитального буксира-корабля, комплекса управления системой, стартово-посадочного и ремонтно-восстановительного комплексов и других наземных средств, обеспечивающих выведение на северо-восточные орбиты высотой 200 км полезных грузов массой до 30 т и возвращения с орбиты грузов массой до 20 т» было выпущено 12 февраля 1976 г. Этот же документ открывал финансирование и определял основного заказчика (Министерство обороны СССР) и головного разработчика (НПО «Энергия»).

Ракета Н-1 на старте
Ракета Н-1 на старте

Тут надо заметить, что само решение о создании аналогичной американскому "шаттлу" системы было принято ещё ранее - в 1974 году и совпало с закрытием советской лунной программы. НПО «Энергия», как объединение королёвского КБ (ЦКБЭМ) и глушковского ОКБ-456 (ныне — НПО «Энергомаш») возникло в 1974 году именно в рамках этого решения. Гендиректором объединения назначался академик Валентин Петрович Глушко, ставший "главным ракетчиком" страны после Королёва и Мишина. В своё время он удачно скопировал немецкий ракетный двигатель от Фау-2 (РД-100) и далее вполне талантливо его модифицировал (РД-101—РД-103), за что и стал героем Социалистического труда. Вместе с Королёвым он участвовал в создании наших ракет от Р-1 (копия Фау-2) до семейства Р-7 "Восток", создавая для них двигатели (РД-107, РД-108). Как "двигателист" он конкурировал с академиком Кузнецовым - разработчиком двигателей для ракеты Н-1 лунной программы СССР. И Кузнецов имел гораздо больше заслуг в разработке двигателей как для ракет, так и для самолётов.

Однако амбиции Глушко не ограничивались двигателями - его интересовал пост главного разработчика ракет, пост, который занял после смерти Королёва его ближайший соратник и заместитель Василий Павлович Мишин. Именно он был назначен главным конструктором ракеты Н-1, руководителем советской лунной программы. Уже после официального проигрыша лунной гонки и неудачного испытательного пуска ракеты в 1972 году в августе 1974 года намечался пуск её доработанного варианта. Но в мае 1974 года на основании письма в ЦК КПСС, подписанного руководящими работниками ОКБ-1, Мишин "за существенные просчёты в руководстве ЦКБЭМ и допущенные провалы в космической программе" был снят с поста главного конструктора, а программа испытаний была свёрнута.

Главным инициатором сворачивания программы ракеты Н-1 был новый руководитель объединённой уже фирмы - В.П.Глушко. Вместо двигателя НК-33 и ракеты Н-1 он предлагал разработать совершенно новый двигатель и новую ракету. Надо сказать, что он своё намерение выполнил - двигатель РД-170 и ракета "Энергия" были созданы. Но на 10 лет позже. Его ракета получилась, конечно, более универсальной - могла служить носителем для ракетоплана вроде "Бурана". Но по своим параметрам не слишком отличалась от ракеты Мишина - выводила на низкую околоземную орбиту 105 тонн вместо 100 тонн для Н-1 (хотя модификация "Энергии" - "Вулкан" с восемью боковыми блоками в принципе мог бы выводить и 175 тонн, но такой вариант так никогда и не был испытан). Н-1 вполне могла полететь после доработки, никто никогда не требует от новой сложнейшей техники немедленной и безотказной работы. Все основные затраты на разработку и изготовление ракеты были сделаны, чтобы "довести" ракету нужно было сделать лишь минимальные усилия. Даже просто не мешать уже начатым работам. Однако "2 уже изготовленных экземпляра и ещё 2 задела носителей Н1Ф были уничтожены, а 150 изготовленных двигателей НК-33 и НК-44 в КБ Кузнецова удалось сохранить до конца XX века, когда, благодаря их высокому совершенству, часть из них, а также лицензия на производство, были проданы американской компании «Аэроджет» и планировались к использованию в разрабатываемых ракетах-носителях."

Интересы государства и науки вряд ли учитывались при сворачивании работ по лунной программе. И конечно, не сам Глушко принимал решение о полном закрытии лунной программы. Сам-то он считал, что он её выполнит. Тем не менее его руками её закрыли. Решение принималось гораздо выше и встало в длинный ряд многочисленных уступок СССР перед США. Вместе с проведением экономических реформ по либеральной модели Либермана СССР встал на путь саморазрушения. Закрытие таких программ, как "Спираль", или лунная программа, или ОГАС, или даже односторонний отказ от ПРО выстраивались в единую тенденцию торможения и бесполезной растраты той энергии движения, что набрал СССР за послевоенные годы развития. Однако основной механизм, который при этом был использован - это конкуренция различных ведомств, амбиции отдельных руководителей. Эта организационная слабость советской системы была использована для разрушения самих основ советской цивилизации. Такой промежуточный вывод подтверждает и дальнейшая история развития советской космонавтики, которая демонстрировала как огромные свои возможности, так и тенденции к их разрушению.

Space Shattle, Буран и проект 305-1 Лозино-Лозинского
Space Shattle, Буран и проект 305-1

Период развития советской космонавтики с 1976 года можно назвать периодом "Бурана". Конечно, внешне всё выглядело иначе - постоянно проводились запуски "Востоков", "Союзов" и появились орбитальные станции. Но с точки зрения техники это было лишь некоторым развитием старых достижений - ракет семейства Р-7. Это было достижение ракетчиков и в программе "Бурана" они тоже были главными, хотя сам "Буран" - это ракетоплан и при его создании были использованы прежде всего наработки авиационщиков по "Спирали" или, более конкретно, КБ Микояна. По этому поводу Википедия шаблонно врёт:

"Несмотря на все усилия по возможности в точности скопировать американскую систему, вплоть до химического состава алюминиевого сплава[20], в результате внесённых изменений, при меньшем на 5 тонн весе полезной нагрузки, стартовый вес системы «Энергия — Буран» (2400 тонн) оказался на 370 тонн больше стартового веса системы спейс шаттл (2030 тонн)."

Вообще-то не при меньшей, а большей на 5 тонн массе полезной нагрузки - 370 тонн лишнего стартового веса обеспечили подъём на орбиту 30 тонн полезного груза вместо 24,4 тонн у шаттла. И примерно на столько же больше "Буран" мог с неё спустить - 20 тонн вместо 14. Это кроме того, что ракета-носитель для "Бурана" получилась универсальной, способной поднимать и другие грузы, в то время, как американская система только шаттл и способна выводить на орбиту. То есть в результате такого неудачного "копирования" СССР получил возможность выводить на орбиту до 105 тонн полезной нагрузки, в то время как США - лишь 24,4 тонны. Двигатели как корабля, так и ракеты-носителя копировать в принципе не собирались. И они у нас получились лучше. Иначе бы американцы их у нас не покупали.

Да и с чего было копировать? Сама же Википедия пишет, что "чертежи и фотографии шаттла были впервые получены в СССР по линии ГРУ в начале 1975 года." Это через 3 года после объявления программы. Работы по шаттлу только начались, ещё сами американцы не знают точно как будет выглядеть рабочий вариант системы, но СССР уже знал, что нужно копировать? То, что получило ГРУ в лучшем случае было аванпроектом или техзаданием. В худшем - их вольная трактовка. Если заглянуть на ссылку Википедии по поводу алюминиевого сплава, то можно прочесть следующее:

"До "Энергии" все ракетные баки изготавливались в СССР из пластичного алюминиевого сплава средней прочности, содержащего 6% магния, - сплав АМгб. Однако было известно, что американцы применили для баков "Шаттла" новый, более прочный, но менее пластичный алюминиевый сплав 2219, содержащий около 6% меди. В ВИАМе были выполнены лабораторные плавки, которые показали, что сплав, обозначенный нами 1201, действительно прочнее АМгб. С понижением температуры он не только не охрупчивается, как, например, сталь, а наоборот, приобретает удивительную способность к повышению и пластичности, и прочности (криогенное упрочнение). Состав сплава 1201 был нами взят в точности американский, чтобы в случае каких-либо неприятностей избежать обычных в таких ситуациях обвинений в адрес сплава."

В цитате имелся ввиду скорее всего сплав АМг6, "АМгб" - опечатка. Тем не менее, в отношении сплава - да, скопировали. Так сказать, "во избежание" . Что касается всего остального, то и копировать не собирались. Это попросту было невозможно. Википедия очень неохотно освещает советские достижения и часто объясняет их лишь копированием американской техники. "Свободная" энциклопедия вовсе не свободна от идеологических штампов, а иногда и цензуры. Однако в ссылке с историей о сплаве для топливного бака "Энергии", который был действительно скопирован, есть примечательный эпизод, замечательно иллюстрирующий реальные проблемы советской системы - узкий ведомственный подход к решению общенародных задач:

"Мы также показали, что прочность плит из сплава 1201 можно дополнительно повысить, если их нагартовать. Это можно сделать на прокатном стане с длиной валков 5 м. Такой стан - сложное дорогостоящее устройство, весящее многие тысячи тонн. Его изготавливает Новокраматорский завод. Глушко берётся продвинуть этот проект, но со станом происходят казусы, как в каком-нибудь авантюрном романе. Было принято решение правительства установить его на заводе в городе Белая Калитва Ростовской области, и туда пошли первые железнодорожные эшелоны с деталями стана. Но в это время министр авиационной промышленности Дементьев посетил строящийся металлопрокатный завод в Красноярске. Первый секретарь крайкома Федирко попросил его направить этот стан в Красноярск. Аргументы: в Сибири производится алюминий, зачем тащить его в Ростов. Дементьев согласился, и новые эшелоны с оборудованием пошли в Красноярск. Когда Дементьев умер, секретарь Ростовского обкома Бондаренко настоял, чтобы стан установили в Белой Калитве. Доводы: потребители широкого листа - авиационные заводы - в основном находятся в Европейской части СССР. С этим согласились, и новые эшелоны пошли в Калитву. Пока шла вся эта перепалка, началась перестройка Горбачева. О стане забыли, и он превратился в тысячи тонн железного лома, лежащего в Красноярске и Белой Калитве. И теперь, в начале XXI столетия, чтобы прокатать широкие листы, нам приходится обращаться на завод фирмы Хуговенс в Германии."

Так борьба ведомств и личных амбиций лишила СССР и Россию возможности прокатывать широкие листы. Ах, если бы этим только и ограничились потери! Ещё при определении внешнего вида "Бурана" Лозино-Лозинский предлагал схему "несущего корпуса" (проект "305-1"), отработанную в рамках проекта "Спираль". Несущий корпус добавлял ракетоплану полезный объём. Но тут тон задавал "главный ракетчик страны" - Глушко. Когда-то закрывший возможность СССР полёта к Луне только из-за того, что это была бы не его личная заслуга, этот "ракетчик" настоял, чтобы использовалась американская схема компоновки. Её он счёл менее рискованной. Так "Буран" стал внешней копией американского шаттла. Кстати, "ракетчик" в проекте стал главным после того, как пообещал партийному руководству сделать двигатель и ракету за 3 года как для полёта на Луну, так и для советского аналога шаттла. Выполнить обещанное в срок он не смог, СССР отстал по работе над "Бураном" на 7 лет от американцев, запустивших свой шаттл 12 апреля 1981 года, через 9 лет после начала работ.

Впрочем, сама система "Буран"-"Энергия" получилась совершеннее американского аналога - "Буран" мог запускаться, маневрировать на орбите и приземляться в автоматическом режиме. Мог оставаться в космосе до 30 дней - в два раза дольше шаттла. Его ракета-носитель "Энергия" могла выводить до 105 тонн на орбиту. Кроме самой системы "Энергия-Буран" была разработана и транспортная система для перевозки её компонентов - транспортные самолёты ВМ-Т "Атлант" и Ан-225 "Мрия", ставший чемпионом по грузоподъёмности. Это тоже было значительное техническое достижение.

Буран и Мрия
Буран и Мрия

Однако самое смешное в чём заключался итог всей этой гонки в строительстве многоразовых систем - это то, что они обе в общем оказались бесполезны. Обе программы носили военный характер и предназначались в основном для доставки на орбиту компонентов ПРО - мощных лазеров для уничтожения баллистических ракет. Подобные лазеры должны были иметь массу до 20 тонн и потому требовали подобную систему доставки. Свою программу СОИ американцы не осуществили до сих пор, хотя уже в будущем году планируют начать эксперименты с космическим лазером (Space Based Laser - SBL). С этим они отстали на 25 лет. СССР же практически вовремя подготовил свою систему - его проект космического лучевого оружия был к тому времени готов - это проект "Скиф-ДМ". Именно его прототип запустили первым пуском "Энергии" 15 мая 1987 года. Нашу систему сделал бесполезной Горбачёв, в одностороннем порядке отказавшись от "звёздных войн". Это была ещё одна уступка США в уже длинной череде подобных же "дружественных жестов". До самоликвидации СССР оставалось совсем немного...

Окончание следует...

Часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5.

 

Добавить комментарий

Нецензурные выражения недопустимы! Будьте вежливы. Комментарий должен быть только по теме статьи. Комментарии незарегистрированных пользователей проходят модерацию и поэтому не отображаются сразу. Зарегистрируйтесь, если не хотите вводить код антиспама каждый раз при вводе комментария и ждать модерации после.


Защитный код
Обновить

« Две трагедии советской кибернетики. Часть 1.   Что остановило российскую космонавтику? Часть 5. »
| Дизайн malchish.org