Сайт Мальчиша-Кибальчиша


 
04.12.2016 г.
Разделы
Партнёры


Реклама

Воображариум науки. Часть четвёртая.

Печать E-mail
(41 голосов)
Автор Максон   
06.05.2011 г.
Стаффорд Бир
 
Проект ОГАС не был единственным примером в истории, когда достижения науки, прежде всего кибернетики, пытались использовать в управлении экономикой страны. И, конечно, такие эксперименты были возможны только в социалистических странах, где рынок контролировался государством в той или иной степени. Второй страной, где была проведена подобная попытка стала Чили. И на этот раз по инициативе и при полной поддержке правительства. В 1970 году к власти в этой стране путём демократических выборов пришли социалисты. Лидер Социалистической партии Чили Сальвадор Альенде стал её 29-м президентом. Придя к власти в капиталистической стране Альенде начал проводить социалистические реформы - были национализированы все крупнейшие частные компании, банки. Была проведена земельная реформа, в результате которой около 40% сельскохозяйственных земель, находящихся в частном владении были экспроприированы. За первые два года деятельности правительства Альенде (Народного единства) к реорганизованному сектору сельского хозяйства было присоединено около 3500 поместий общей площадью 500 тыс. гектаров земли, что составило примерно четверть от всех обрабатываемых земель.

 Как и в годы коллективизации в СССР, такая политика встретила сопротивление крупных собственников-латифундистов, теряющих свою собственность. Крупные скотоводы начали забивать скот или уводить стада в соседнюю Аргентину. Так Скотоводческая Ассоциация Огненной Земли до того, как её гигантские имения были экспроприированы, забила 130 тыс. стельных коров и отправила на скотобойни ещё 360 тыс. тёлок. Было подсчитано, что забой овец составил 330 тыс. Всё это повлекло за собой значительные проблемы с продовольствием. Тем не менее у правительства Альенде были очень серьёзные успехи - за два года правительство создало 260 тыс. новых рабочих мест, что привело к сокращению безработицы только в районе Большого Сантьяго с 8,3 % в декабре 1970 года до 3,6 % в декабре 1972 года. В 1971 г. валовой национальный продукт (ВНП) вырос на 8,5%, в том числе промышленное производство – на 12% и сельскохозяйственное производство – почти на 6%. Особенно бурными темпами развивалось жилищное строительство. Объем строительных работ в 1972 г. вырос в 3,5 раза. В 1972 г. ВНП вырос на 5%. Замедление роста объяснялось тем, что в ответ на национализацию имущества американских компаний в Чили (большей частью не конфискованного, а выкупленного) США приняли экстренные меры по подрыву чилийской экономики – выбросили на мировой рынок по демпинговым ценам часть своего стратегического запаса меди и молибдена, лишив таким образом Чили основного источника экспортных доходов (от одного только демпинга меди Чили в первый же месяц потеряла 160 млн долларов).

  Под давлением США многие страны оборвали экономические связи с Чили, страна переживала сильнейшую экономическую блокаду. Что удивительно, к этой блокаде присоединился и СССР (это очень важно отметить), то есть блокада стала полной. С весны 1973 г. в Чили начался экономический застой, быстро переходящий в кризис. Это стало результатом откровенной кампании дестабилизации, инициированной США. В марте, после поражения противников Альенде на парламентских выборах, кризис усугубился вялотекущей гражданской войной, организованной ультраправыми. В день в Чили происходило до 30 терактов, фашисты из «Патриа и либертад» неоднократно взрывали ЛЭП, мосты на Панамериканском шоссе и на железной дороге, идущей вдоль всего побережья Чили, что лишало электроэнергии и подвоза целые провинции. Урон экономике Чили от терактов фашистов и спровоцированных из США забастовках был огромен. Например, 13 августа 1973 г. фашисты провели полтора десятка взрывов на ЛЭП и электроподстанциях, лишив электроэнергии (а в крупных городах и воды) 9 центральных провинций с населением 4 млн человек. Всего к августу 1973 г. ультраправые уничтожили свыше 200 мостов, шоссейных и железных дорог, нефтепроводов, электроподстанций, ЛЭП и других народнохозяйственных объектов общей стоимостью равной 32 % годового бюджета Чили.

Однако не смотря на хаос, организованный ультраправыми, правительство Альенде продолжало поддерживать до 80% населения (это признал даже лидер чилийских фашистов П. Родригес в прямом телеэфире). И если бы не предательство военных, примкнувших к ультраправым, то социалистам удалось бы удержать власть. 11 сентября 1973 года в столице был совершён военный переворот и во время штурма президентского дворца Альенде был расстрелян нападавшими. В последнем обращении к народу, уже под бомбами путчистов, Альенде заявил:

Image
Альенде. За его левым плечом его будущий убийца - Пиночет.

К сожалению, предательство генерала Пиночета очень надолго остановило социальный процесс в Чили. И не только социальный. В 2003 году, спустя 30 лет после переворота, британская газета "The Guardian" сообщила одну интереснейшую подробность переворота:

"Когда тридцать лет назад вооружённые силы Пиночета свергли чилийское правительство, они обнаружили коммуникационную систему революционеров - "социалистический интернет", опутавший всю страну. Его создатель? Эксцентричный учёный из Суррея."
Речь шла об английском учёном Стаффорде Бире и его проекте "Киберсин" (Cybersyn). Стаффорд Бир - один из основателей управленческой кибернетики, создатель теории VSM - Viable System Model (модели жизнеспособных систем). Его теория базируется на представлении деятельности любого хозяйствующего экономического субъекта как живого организма и потому представляет собой квинтэссенцию целого ряда открытий в самых разных областях биологии, теории информации и кибернетике. Первое объяснение модели было предпринято в книге «Мозг фирмы». Фирма как жизнеспособная система была описана в виде нейрокибернетической модели, где строение и механизмы нервной системы человеческого организма стали прототипом модели управляющей структуры фирмы. Основу VSM составляет минимальный набор функциональных критериев, необходимых для эффективного автономного существования подобной "живой" системы. В модели Бира обеспечение данных критериев выполняется с помощью пяти подсистем, постоянно взаимодействующих для интеграции и находящихся в "гомеостазе" (то есть деятельность отдельных подсистем не выводит другие системы из баланса). Жизнеспособность такой социальной системы обусловлена динамикой её внутренней структуры, которая непрерывно обучается, адаптируется и эволюционирует. Интересно, что практически одновременно с Биром чилийские биологи Матурана и Варела сформулировали универсальную концепцию биологических форм жизни (аутопоэзис), которая подтвердила многие основополагающие принципы, лежащие в основе VSM.

Идеи Бира достаточно просты для понимания, но представляют собой весьма необычный подход в организации управления. Как писала "The Guardian":

"То, что предпринял Стаффорд Бир, по его же словам, стало "внедрением" электронной "нервной системы" в чилийское общество. Избиратели, рабочие места и правительство должны были быть соединены вместе новой, интерактивной национальной системой коммуникаций, которая преобразовала бы отношения между ними, сделала бы их более свободными, равноправными и ответственными чем ранее. Это был своего рода "социалистический интернет" придуманный за десятилетия до капиталистического аналога."
Эти слова Бира про "свободные, равноправные отношения" не совсем соответствуют сути проекта. Скорее это некоторая дань лево-либеральной идеологии, которой придерживался учёный. Суть же проекта была в другом. Когда социалисты пришли к власти в Чили, то обнаружили, что под их руководством "сконцентрирована неорганизованная империя шахт и предприятий, некоторые из которых заняты самоорганизовавшимися рабочими, другие - все ещё контролируются старыми владельцами". И лишь немногие из них работают с полной отдачей. В июле, новый министр экономики в правительстве социалистов 29-летний Фернандо Флорес и его друг и старший советник Рауль Эспехо попросили Стаффорда Бира о помощи. Оба были знакомы с его трудами, поскольку компания Бира делала некоторую работу для чилийских железных дорог ещё до прихода Альенде к власти. Целью новой работы Бира для правительства ставилась оптимизация централизованного управления разнородными предприятиями и шахтами. И ядром этой системы управления была информационная система, связывающая более 500 крупнейших предприятий страны в единую сеть. Как оказалось, идеи Бира могут не только оптимизировать движение поездов по железной дороге, но и работу предприятий целой страны. В этом и была основная суть проекта.
"Обнаруженные на одном забытом складе 500 телексов, купленных предыдущим чилийским правительством, но так и оставшихся неиспользованными, потому что никто не знал, что с ними делать, были распределены по фабрикам и заводам. Центром появившейся сети стали две диспетчерские в Сантьяго. Там небольшая группа персонала собирала всю экономическую статистику воедино, а последняя прибывала каждый день по плану - ровно в пять часов. Оттуда, обработанную статистику в виде отчёта, используя дорогостоящую ЭВМ, отправляли в президентский дворец Ла Монеда. Сам Сальвадор Альенде отнёсся к этой схеме с большим вниманием и энтузиазмом, хотя Стаффорд Бир и набросал её на клочках бумаги. Сальвадор Альенде был по профессии доктором и, как это почувствовал Стаффорд Бир, инстинктивно понял его мысль о схожести биологических особенностей организма с коммуникационными сетями учреждений."
С помощью телексов система соединила 500 предприятий в сеть Cybernet. Кроме обмена чистой экономической информацией, планировалось, что система позволит рабочим управлять, или, по крайней мере, принимать участие в управлении их предприятиями. То есть в принимаемом решении учитывалось мнение рабочего коллектива завода или предприятия и именно это позволяло говорить о "новых равноправных отношениях" между правительством и трудящимися. Как считал Бир, ежедневный обмен информацией между цехом и Сантьяго создаст доверительное отношение и поможет подлинному сотрудничеству, при котором стало бы возможным совместить личную инициативу и коллективную деятельность - т.е., разрешить проблему, всегда бывшую "святым Граалем" для левых мыслителей. На деле, однако, рабочие сами часто не хотели или не были способны управлять своими предприятиями. К такому выводу приходит американский исследователь Эден Миллер, написавший докторскую диссертацию о проекте "Киберсин". И я согласен с ним. Моё мнение, как автора данного текста, сводится к тому, что народ должен привлекаться в процесс управления страной на более высоких уровнях, нежели производственный. Тогда, когда ведётся учёт мнения по более общим для общества проблемам, нежели поставки угля для местной ТЭЦ или планирование производства подшипников. Неудачные попытки самоуправления предпринимались ещё на заре СССР и показали свою неэффективность. В остальном же проект Киберсин практически повторял идеи ОГАС - с множества различных предприятий собиралась статистика производства и на её основе вырабатывались управляющие решения.
Image
Ситуационная комната - сердце проекта Киберсин.

Поскольку экономика Чили была несравнима меньше по размерам, нежели экономика СССР, то и обрабатывать полную информацию было значительно проще - не нужно было создавать 20000 вычислительных центров по всей стране, достаточно было одного в столице. Само же управление концентрировалось в специальной "ситуационной комнате", куда сводилась вся обработанная информация. И сейчас, спустя 30 лет эта комната приводит в восхищение - она напоминает рубку космического корабля, хотя в техническом плане весь проект не шёл ни в какое сравнение по масштабам с системой ОГАС Глушкова. Достаточно заметить, что в распоряжении правительства Чили было лишь два компьютера - IBM 360/50 и Burroughs 3500, которые и использовали для проекта. Других компьютеров не было и страна не могла себе позволить их приобрести. И чтобы пара компьютеров могла справиться с обработкой поступающей информации её приходилось жесточайшим образом фильтровать, используя принципы теоретической модели Бира. Тем не менее задача была архисложной и инженеры Бира потрудились на славу, создав это чудо. Справедливости ради, надо отметить, что к проекту были привлечены и чилийские инженеры. Так, развёртыванием общечилийской информационной сети Cybernet руководил всемирно известный чилийский конструктор Ги Бонспье (Gui Bonsiepe), в то время, как программы фильтрации статистических данных Cyberstride писались группой коллег Бира в Великобритании. При этом использовалась только что вышедшая методическая разработка Гаррисона и Стивенса краткосрочного прогнозирования на основе байесовского подхода.

Кроме того, для создания имитационной модели чилийской экономики, работающей в реальном времени (программа «Чеко»), Бир использовал методики, разработанные в США. Для реализации многоуровневой системы регулирования ("алгедонического" типа, алгедонический - греч. боль и удовольствие) — относящейся к регулированию в неаналитическом смысле, он взял в качестве прототипа эксперименты своего сына Саймона и его приборы, созданные в Великобритании, а также связался с институтом CEREN, занимающимся социологией, и доработал их концепции с двумя ведущими социологами Чили. Теоретические вопросы автостабильности жизнеспособной системы Бир обсуждал с выдающимся чилийским учёным Умберто Матурано — автором знаменитой модели самовоспроизводящихся систем (Autopoietic Systems). А над оборудованием для оперативного «сердца» системы — Ситуационной Комнаты — трудились несколько фирм в Великобритании по чертежам чилийской группы Ги Бонспье. Всё это показывает, что масштаб работ и круг использованных концепций из разных областей науки был очень велик.

Достоинства новой системы управления сказались практически сразу. А в октябре 1972, когда правительство Альенде столкнулось с самым большим кризисом за последнее время, изобретение Стаффорда Бира доказало и свою жизненную необходимость. По всему Чили, в общенациональной стачке, организованной на деньги ЦРУ, забастовали консервативные малые предприниматели. Прежде всего транспортные. Потоки продовольственных и топливных поставок в столицу были перекрыты и тогда правительство пришло к решению, что Киберсин - это способ решения проблемы. Телексы использовались, чтобы получать сведения о том, где сейчас наиболее тяжёлое положение, и о том, где люди ещё работали и имеются ресурсы. С помощью Киберсина правительство организовало снабжение столицы продовольствием с помощью 200 грузовиков, оставшихся в распоряжении правительства, в обход бастующих 50.000 водителей. Забастовка не принесла результата и противникам Альенде оставался только один путь - военный переворот.

После путча 1973 года центр управления Киберсина был немедленно уничтожен. Министр финансов и главный инициатор проекта Фернандо Флорес был брошен на 3 года в тюрьму, а затем выслан из страны. Некоторое время он жил в США, а после свержения Пиночета он вернулся в Чили и сейчас является сенатором. Рауль Эспехо, советник Фернандо Флореса и главный руководитель проекта, после путча эмигрировал в Англию. Ныне он является одним из организаторов "сообщества Бира" и сейчас налаживает взаимосвязи сообщества c кафедрой системной интеграции и менеджмента московского Физтеха. Ну а про успехи экономики будущего правителя Чили - Пиночета уже сложены современные либеральные мифы.

Ссылки:

[1] В.Шнурков. "Экономические реформы в Чили 1973-1993гг."  

 Продолжение следует...

 Начало.

 

Добавить комментарий

Нецензурные выражения недопустимы! Будьте вежливы. Комментарий должен быть только по теме статьи. Комментарии незарегистрированных пользователей проходят модерацию и поэтому не отображаются сразу. Зарегистрируйтесь, если не хотите вводить код антиспама каждый раз при вводе комментария и ждать модерации после.


Защитный код
Обновить

« Что остановило российскую космонавтику? Часть 5.   Что остановило российскую космонавтику? Часть 4. »
| Дизайн malchish.org