Сайт Мальчиша-Кибальчиша


Главная arrow Экономика arrow Нужен ли союз Белоруссии?
05.12.2016 г.
Разделы
Партнёры


Реклама

Нужен ли союз Белоруссии?

Печать E-mail
(61 голосов)
Автор Максон   
15.12.2009 г.
В тени множества новостей ноября и декабря (СМИ загружены информацией о "Хромой лошади", "Невском экспрессе" и свином гриппе) остались очень важные политические события. Создан Таможенный Союз, который стал едва ли не единственным достижением процесса создания Союзного государства, договору о создании которого недавно исполнилось десять лет. Это очень важное событие, говорящее, что процесс не остановлен. И возможно, что трагедия "Невского экспресса" имеет к этому событию непосредственное отношение. С 1 января 2010 года Россия, Белоруссия и Казахстан уравняют таможенные пошлины. Начинает действовать Таможенный союз, работа над созданием которого идёт уже два года. В Петербурге 11 декабря на заседании Межгосударственного совета ЕврАзЭС премьеры трёх стран подписали завершающий пакет документов.

ЕС тоже начинался с такого союза. По сути это первая настоящая веха в создании Союзного государства и она очень обнадёживает. Более того, участие в нём Казахстана даёт основание предполагать расширение процесса интеграции и даже восстановление СССР в каком-то виде. Однако в СМИ раздаются множество голосов, которые оценивают происходящее совсем иначе:

Прошедшее заседание Высшего Госсовета не показало, что Белоруссия готова идти навстречу России. Есть лишь декларации и рассуждения. И, с моей точки зрения, самое опасное состоит в том, что когда оба лидера уделили внимание Таможенному союзу, что само по себе неплохо, со стороны Лукашенко была сделана попытка подмены, когда он сказал, что нужно адаптировать работу органов Союзного государства к деятельности Таможенного союза. Это страшно, потому что такой подход сводит саму идею Союзного государства к идее таможенного "пространства трёх", которое может развиться в Единое экономическое пространство, а может и не развиться. В идее Таможенного союза нет политической основы, поэтому адаптировать работу Союзного государства к Таможенному союзу было бы не только неправильным, но и роковым шагом.
Так заявил заведующий отделом Белоруссии Института стран СНГ Александр Фадеев. Я полагаю, что сам "Институт стран СНГ" призван разрушать интеграционные процессы и финансируется какими-то западными фондами. Нет, официально-то всё прилично - финансируется в основном правительством Москвы. Но Компромат.Ру уточняет:
По словам одного из бывших затулинских (Затулин - директор института) «экспертов», «Институт стран СНГ – это очень странная контора. На деле, собственно страноведением в «Институте» занимается всего 4 человека, которые возглавляют виртуальные «отделы» Украины, Средней Азии, Белоруссии и Кавказа. Весь остальной штат – это обслуга: секретари, технический персонал, охранники, водители и т.п». Еще один важный элемент этой конторы - пресс-центр. Это немудрено: по сути, Институт представляет собой своеобразную пиар-контору, которая занимается возвеличиванием самой себя и своего директора. «Специалисты-эксперты» давно уже не радуют научную общественность серьёзными исследованиями постсоветского пространства. Последний из трудов, вышедших из-под их пера и упомянутый на официальном сайте среди достижений, – «Испытание Украиной» – датирован аж 2001 годом. Работа мифических докторов и кандидатов сводится, главным образом, к публицистике и подготовке выступлений шефа в СМИ (та же брошюра «Испытание Украиной», на самом деле, представляет собой сборник публикаций Затулина и его друзей по украинской проблематике).
Врядли можно предположить, что откровения эксперта по Белоруссии из данного института имеет под собой чисто научные изыскания. Это политический заказ. Портал КМ.РУ перед подписанием документов громогласно заявлял, что "Союзное государство заморожено до лучших времён", хотя опять же упоминается "Таможенный Союз". Так какие основания для подобных заявлений? Цитируется опять тот же Фадеев из Института СНГ: "Трудно пока сказать, какие важные соглашения хочет заключить Лукашенко. Если повестка дня останется такой, какой планировалась ранее, то ничего в ней особенного нет. Подобные заявления органично вписываются в политику Лукашенко во внешнеполитической сфере. Такое лавирование между Западом и Россией." Между тем, по итогам заседания Высшего Госсовета, кроме заключения Таможенного союза президенты Медведев и Лукашенко подписали Декларацию, в которой подтвердили, что "российско-белорусские отношения носят стратегический, союзный характер" и были подписаны договор "о развитии военно-технического сотрудничества" и Соглашение между правительствами "об учреждении и условиях деятельности культурно-информационных центров". При этом там же есть небольшая справка: "Согласно данным исследования Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, суммарный экономический эффект от Таможенного союза за 5 лет может составить 400 миллиардов долларов и даст прирост ВВП в 15-20% всем его участникам."

Слова про "лавирование Лукашенко между Западом и Россией" стали уже журналистским штампом российской прессы. Очевидно, что совершенно ложным, ибо сам договор был подписан по инициативе Лукашенко, а не Ельцина. Курс на интеграцию с Россией был ключевым тезисом ещё в первой избирательной программе Лукашенко. Заключив договор о военном сотрудничестве с Россией Лукашенко противопоставил Белоруссию натовской Европе. О каком лавировании может идти речь, если в холодной войне, которую ведёт Беларусь в одиночку с Западом она не однократно высылала западных дипломатов? Если президент этой страны и её высшие чиновники объявлены персонами "нон грата" в ЕС?

Очевидно, что врагов у Союза много. И много коррумпированных писак, что заполняют СМИ измышлениями, настраивающих читателей на скептическое отношение к союзу двух стран. Тем не менее у союза есть действительно серьёзное препятствие и оно находится вовсе не в Белоруссии. Дело в том, что интеграция государств в форме Союза не может обойтись без единого экономического пространства и единой валюты. Этот вопрос иногда поднимается и опять же с упрёком в сторону Лукашенко. Тот действительно не торопится вводить в Белоруссии русский рубль хотя в соглашении, подписанном в 2000 году, определено, что с 1 января 2005 года российский рубль должен использоваться в качестве единой валюты в Беларуси, а 1 января 2008 года — конечный срок введения общей валюты Союзного государства. На то у белорусского президента есть весьма веские причины. Российская пресса тщательно блокирует информацию с белорусской стороны, мы же попробуем озвучить причины промедления с вводом единой валюты со слов главы нацбанка Белоруссии Петра Прокоповича:

"Единая валюта — это заключительный этап экономической интеграции. Только тогда этот переход даёт наибольший экономический эффект", — подчеркнул П.Прокопович. Формальный же подход, по его словам, может вместо положительного эффекта дать отрицательный. "Вместо того, чтобы нарастить экономический потенциал, мы его снизим, вместо того, чтобы увеличить рабочие места, мы оставим наших людей без работы, потому что не выдержим конкуренции с нашим соседом, где экономические условия намного лучше, чем у нас — там и налоги меньше, и энергозатраты меньше. Как мы можем конкурировать? Вводить сейчас единую валюту — это заведомо ставить себя в условия, которые мы не сможем выдержать, — убеждён финансист. — Поэтому мы все время говорим: мы — за единую валюту, но как результат продуманной политики, как результат экономической интеграции".

Между тем, по расчётам Нацбанка, общая валюта могла бы дать Беларуси огромный экономический плюс. "Мы просчитывали три года назад: введение единой валюты дало бы нам дополнительный рост ВВП 7-9% в год, то есть в этом году экономический рост мог бы быть 19-20%", — сообщил П. Прокопович, сделав оговорку: "Но при условии решения всех остальных экономических вопросов. В противном случае могло быть даже снижение сегодняшних экономических показателей". "Если у нас с Россией будут равные условия, если мы все сделаем, как договаривались, то введение единой валюты способствовало бы еще более высокому росту, чем мы имеем, — отметил он, — Но её невведение сегодня, напротив, помогло нам сохранить экономический рост".

По словам главного белорусского банкира, "мы так внимательно и тщательно относимся к этому вопросу, потому что по сравнению с нашим союзным братом мы — малая страна, и то, что большая страна даже не заметит, для нас может иметь очень негативные последствия". Как рассказал Петр Прокопович (а в 2003 году именно он возглавлял рабочую группу от Беларуси, от России — Кудрин), с российскими коллегами "мы по всем вопросам тогда договорились, даже по тем, по которым никто не верил, в том числе по эмиссионному центру. Но мы не сошлись в одном: мы говорили, что для перехода на единую валюту нам нужен переходный период — примерно три года, за которые мы должны снизить налоговое бремя наших предприятий до российского уровня. На эти три года нам нужна поддержка примерно 2 млрд. долларов ежегодно". Причём, по его словам, белорусскую сторону устроили бы и не бюджетные средства: "можно в виде кредитов, можно в виде разрешения Нацбанку на дополнительную эмиссию российских рублей на эту сумму". Но российская сторона, как рассказал П. Прокопович, "наотрез отказалась. Они считают, что сам переход на единую валюту решает все проблемы. Здесь мы и не сошлись. В результате три года спорим, как вводить и зачем вводить".

Если все эти соображения как-то трактовать проще, то основная причина в разногласиях по поводу денежной эмиссии и доступности кредита. В боязни белорусской стороны утерять доступ к финансовым средствам, которые являются важнейшим фактором развития экономики. Белоруссия лишается своего печатного станка и что получит взамен? Российский печатный станок не принадлежит и России, колониальная финансовая модель "Валютного комитета" лишает страну возможности денежной эмиссии по требованию национальной экономики. Российская экономика постоянно находится в условиях дефицита финансовых ресурсов и этот же дефицит должен стать общим. Центральный Банк России является простым обменным пунктом, который выпускает рубли только при покупке иностранной валюты. Финансирование всей экономики стоит в зависимости от размера экспорта, от мировых цен на энергоносители. Может ли такая система удовлетворить Беларусь? Врядли. И аргументы Лукашенко тут вполне можно понять. Пока Россия не национализирует "свой" Центральный Банк, речи об единой валюте быть не может.

Тем не менее Белоруссия всё же уступает понемногу свой финансовый сектор России. Так недавно Лукашенко продал Сбербанку ведущий белорусский банк за 280,7 млн долларов. Средства от продажи БПС-Банка поступят в бюджетный фонд национального развития Белоруссии. Проводится понемногу либерализация законодательства и экономики в угоду российским требованиям. Однако вопрос с единой валютой надо решать вдвойне осторожно. Ибо залогом тут является вся экономика страны, а вместе с ней и благополучие белорусского народа. Если оно пострадает, то и процесс объединения двух народов очень быстро сменится обратным.

 

Добавить комментарий

Нецензурные выражения недопустимы! Будьте вежливы. Комментарий должен быть только по теме статьи. Комментарии незарегистрированных пользователей проходят модерацию и поэтому не отображаются сразу. Зарегистрируйтесь, если не хотите вводить код антиспама каждый раз при вводе комментария и ждать модерации после.


Защитный код
Обновить

« Янукович начал разворот Украины от НАТО к ОДКБ.   Теракт "Калифорния-04/2009". Часть восьмая. »
| Дизайн malchish.org