Сайт Мальчиша-Кибальчиша


Главная arrow Карта сайта
04.12.2016 г.
Разделы
Партнёры


Реклама

Последние публикации

Почему 2 апреля Беларусь не признает Южную Осетию и Абхазию

Печать E-mail
(25 голосов)
Автор Юрий Баранчик   
01.04.2009 г.
Несмотря на недавно прошедшие сначала в Завидово, а затем и в Сочи встречи президентов Беларуси и России, а также встречу в Сочи А.Лукашенко и главы Абхазии С.Багапша, говорить о том, что парламент Беларуси на открывающейся 2 апреля весенней сессии признает независимость двух новых кавказских государств, не приходится. Сам факт проведения встречи лидеров Беларуси и Абхазии, который переполошил оппозиционное сообщество республики, в принципе, ни о чем не свидетельствует, кроме того, что гость не смог отказать в просьбе гостеприимным хозяевам. Тем более, что эта встреча нисколько не помешала реализации главной задачи белорусского руководства на современном этапе: грамотно вписать признание/непризнание новых кавказских государств в тот диалог с США и ЕС, который республика активно ведет с этими геополитическими субъектами, используя как прикрытие программу «Восточного партнерства» и якобы необходимость включения в нее Беларуси для обретения второго внешнеполитического крыла.

Несмотря на то, что в самом членстве Беларуси в этой программе есть «некоторое» противоречие – нельзя, с одной стороны, быть в одной программе партнерства с Грузией, а, с другой, состоять в Союзном государстве с Россией, которая вынуждена была вступить в войну с Грузией из-за ее агрессии в отношении своих бывших провинций и убийства россиян, и признать независимость отколовшихся от нее новых кавказских государств, как показывает практика, современная мировая политика полна подобных противоречий, которые, тем не менее, не мешают странам сотрудничать в тех сферах, в которых у них есть понимание, и вести дискуссии по тем темам, в которых у них есть разногласия.

Рассмотрим данную весьма серьезную проблему официального Минска и то, каким образом могут развиваться события в контексте этой «горячей» темы.

Обратимся сначала к событийной стороне вопроса

22 января в Москве на пресс-конференции по итогам встречи руководителей делегаций парламентов государств — членов ОДКБ в Парламентской ассамблее ОБСЕ заместитель председателя нижней палаты белорусского парламента Валерий Иванов заявил, что Палата представителей рассмотрит вопрос о признании независимости Южной Осетии и Абхазии 2 апреля.

Во второй половине февраля по данному поводу высказались целых три министра иностранных дел стран Евросоюза – Чехии, Германии и Швеции, а также комиссар по внешним связям и политике добрососедства ЕС Бенита Ферреро–Вальднер, которые, не обращая внимания на заявления официального Минска о том, что Европа, эти «монстры-переговорщики», никаких условий участия Беларуси в программе «Восточного партнерства» не ставят, жестко увязали вопрос признания/непризнания Абхазии и Южной Осетии Беларусью с возможностью вступления республики в программу «Восточного партнерства».

В конце февраля данную позицию министров иностранных дел стран ЕС подтвердил глава комитета Европарламента по международным делам Яцек Сариуш-Вольский: «Это (признание независимости Абхазии и Южной Осетии) будет серьезная преграда для участия Беларуси в «Восточном партнерстве».

3 марта Бенита Ферреро–Вальднер снова подтвердила согласованность и скоординированность данной позиции со стороны евроструктур: «Наша позиция в отношении Южной Осетии и Абхазии известна и неизменна – мы не признаем независимости этих стран. Если же Беларусь признает их независимость, это сильно испортит наши взаимоотношения, затормозит все наши инициативы по сближению».
Несмотря на скоординированное и целенаправленное вмешательство во внутренние дела Республики Беларусь, очевидное давление и выставление условий со стороны европолитиков и евроструктур, заявления пресс-службы белорусского МИД в духе, что «уж точно не еврокомиссары будут "разбираться" в соответствующих нюансах белорусского законодательства» почему-то не последовало. На этот раз белорусский МИД почему-то хамить не стал.

Некоторый «сбой в программе» произошел 12-13 марта, когда накануне без объяснения причин был отменен визит в Минск комиссара по внешним связям и политике добрососедства ЕС Бениты Ферреро–Вальднер, а белорусский президент вместо встречи с ней нанес оперативный визит к своему армянском коллеге в Ереван.

Тем не менее, 16 марта министры иностранных дел ЕС продлили отмену санкций против белорусского руководства еще на девять месяцев и подтвердили право президента Беларуси А.Лукашенко на въезд в Европу. Тем самым, Европа не закрыла окончательно двери перед Беларусью в программу «Восточного партнерства», а лишь слегка намекнула, что считаться с ней придется.

Состоявшийся 19-20 марта саммит ЕС принял решение о начале программы «Восточного партнерства» с включением в нее Беларуси, правда, условия членства республики в этой программе, по словам представителей ЕС, еще будут проработаны.

А в самом конце марта европейскими политиками и вовсе был продемонстрирован «высший пилотаж» дипломатического искусства: белорусского президента пригласили на саммит «малой шестерки» в Прагу (возможно, Брюссель), но при этом выразили трогательное единодушие в том, что они поймут белорусского президента, если вдруг, по каким-то неотложным причинам, он не сможет посетить саммит лично и пришлет вместо себя своего посланника – премьер-министра или министра иностранных дел. Как говорится, «оне будут не в о-биде».

Этот пример в очередной раз показал, что иезуитство является исключительно европейским культурно-психологическим феноменом. Тем не менее, не хотелось бы европейских политиков разочаровывать, но все-таки придется: наш белорусский народ такого пренебрежительного отношения к себе не потерпит. Мы заставим с собой считаться и брюссельскую «капусту» и продажных европейских политиков. Беларусь находится в центре Европы и никому, кроме нас самих, не позволено решать, кто будет представлять нашу страну на саммите «малой шестерки». И тем более, никому не будет позволено учить нас демократии: мы спасли эту самую Европу от коричневой чумы и положили на алтарь победы каждого третьего. Поэтому, ждите.

Т.е. несмотря на некоторые «но», Европа свои объятия раскрыла и готова нас присовокупить к «общеевропейским ценностям». Тем не менее, это не снимает с повестки дня проблему решения вопроса с признанием/непризнанием Абхазии и Южной Осетии со стороны официального Минска. И вот почему.

О логике мышления

Зададим себе «простой вопрос»: почему до сих пор (прошло уже более полугода с того момента, как это сделала Россия, которая состоит в Союзном с Беларусью государстве) руководство республики не признало Абхазию и Южную Осетию? Ответ очень простой: официальный Минск и белорусский политический класс в целом, считают, или считали до совсем недавнего времени, что Москва, в отличие от США и ЕС,

а) не в силах ничего сделать такого, что могло бы поставить Минск перед какими-то затруднениями или, тем более, серьезными внешнеполитическими или социально-экономическими проблемами, и

б) будет спонсировать республику до упора, пока это будет надо официальному Минску, на время его пути на Запад, чтобы затем спокойно, без всяких «яких», поменять спонсора, во всеуслышание объявив, что прежний перестал удовлетворять неким особым «духовным» запросам белорусского народа (белорусской промышленности, как недавно этот процесс описал один белорусский «аналитик»), либо же и попросту в имперских замашках, от которых де, давно пора бы уже и избавиться.

Запад же при этом получит прекрасную возможность при случае тыкнуть России пальцем: так, что, говорите, нет в Беларуси проблем с демократией? – Конечно, в нашей Беларуси нет проблем с демократией и правами человека. Она уже будет в сообществе, как говорит Милинкевич, развитых цивилизованных стран, а не в дикой и варварской Византии.

Недавно даже маститый российский телеведущий М.Леонтьев прошелся по этой теме. На его взгляд, белорусский «батька» адекватно отреагирует на наглое европейское давление и вопреки ему признает Абхазию и Южную Осетию. Однако главная проблема заключается в том, что официальный Минск до самого последнего времени считал это давлением не на себя, а на Москву. Это на Москву транслируется это давление, поэтому и еврокомиссарам от ЕС отвечал не белорусский МИД, а представитель России при ЕС В.Чижов и российский МИД.

В этой связи абсолютно не состоятелен и другой аргумент некоторых уважаемых российских аналитиков, что членство Беларуси в Евросоюзе, ПАСЕ, ОБСЕ и других европейских структурах отвечает интересам России, так как в этом случае благодаря «союзнику» у России в этих структурах будет два голоса, а не один. Скорее всего, будет с точностью наоборот. Т.к. официальному Минску с целью интеграции в общеевропейскую «семью народов» и ускоренного отращивания второго, западноевропейского внешнеполитического крыла надо будет демонстрировать свою повышенную европейскость, то делать это придется уже не раз проверенным восточноевропейскими и постсоветскими «элитами» и отлично зарекомендовавшим себя способом, суть которого состоит в агрессивной антироссийскости. Как показывает опыт руководства Польши, Грузии, Украины и других "певцов свободы", чем больше антироссийского гнева в голосе, даже с галстуком во рту, тем лучше. Поэтому, скорее всего, этот новый «европейский» голос в момент голосования будет петь скорее всего на англо-польском, чем на бело-русском языке, руководствуясь при этом принципом: "Москва же денег не дала, хотя должна". Многие так думают. Но ошибаются...

 Поэтому и еще раз: исходя из того, что, по мнению официального Минска, более сильный удар могут нанести (и, соответственно, заставить считаться со своими интересами) исключительно США (и ЕС) , следовательно, надо иметь дело с США (и ЕС). Т.к. Россия никаких сильных мер в отношении своего партнера по Союзному государству предпринять не может, следовательно, с Москвой можно не считаться.

Странная, на наш взгляд, логика. Вместо выстраивания простых и понятных, а главное – равноправных и доверительных отношений с руководством братской страны, отношения с ней низводятся до уровня торга. В противовес же этому «непонятно зачем» выстраиваются отношения подчинения с теми странами, которые на дух не переносят белорусскую государственность, которые всегда будут видеть белорусский народ на ступеньку ниже себя.

 Такая логика мышления означает, что признавать или не признавать Абхазию и Южную Осетию Минск будет исходя только из одного критерия – выгодно/не выгодно в контексте отношений с новыми и более сильными, на взгляд официального Минска, чем Москва, партнерами. Выгодно будет войти в «Восточное партнерство» и продемонстрировать Москве свою самостоятельность – эти государства не будут признаны. Выгодно будет насолить США и ЕС и снова поднять белорусские ставки в торге с ними – Абхазия и Южная Осетия будут признаны.

То, что данная логика «железная», подтверждают и последние новости с «фронтов»: в Беларуси (сначала в кабельных сетях), скорее всего, будет запрещено вещание российских телеканалов, что означает распад единого исторического, культурного и информационного пространства Союзного государства. Практически одновременно с этой появилась и еще одна важная информация: Москва отказала в кредите в размере в 100 млрд российских рублей официальному Минску.

Вот такая вот «интеграция» накануне 2 апреля – Дня единения народов Беларуси и России.

Что дальше

Итак, формально Беларусь в программу «Восточного партнерства» включена. Формально и глава белорусского государства в Прагу (Брюссель) приглашен. Однако уже почти неделю официальный Минск никак не комментирует эти события. Причина очевидна: пока руководство страны размышляет над тем, как найти такой вариант решения рассматриваемой проблемы, чтобы сохранить относительное равновесие сил на весах и не испортить окончательно отношения ни с Западом, ни с Востоком. Тем более, что и визит в Прагу может стать вторым "Кран-Монтано".

Выскажем предположение, что вопрос признания новых кавказских государств приобретет свою актуальность для официального Минска только после озвучивания не просто приглашения главы белорусского государства на саммит в Прагу, а окончательных условий этого приглашения. Т.е. задача для официального Минска в вопросе признания Абхазии и Южной Осетии после автоматического и без всяких условий включения республики в программу «Восточного партнерства» исключительно проста: переставить местами во времени два события, т.е. поставить рассмотрение вопроса о признании двух республик в парламенте Беларуси только после решения евроорганизаций относительно приглашения лидера Беларуси на саммит 7 мая в Прагу или даже после визита главы белорусского государства в Прагу.

И здесь необходимо сделать еще одну важную ремарку. По сути, включив Беларусь в программу «Восточного партнерства» досрочно, сами европейские структуры вынесли вопрос реагирования со стороны ЕС на факт признания Абхазии и Южной Осетии со стороны официального Минска за скобки: если в срок до 7 мая со стороны евроструктур не будет выставлено никаких дополнительных условий членства Беларуси в программе, соответственно, Минск может считать себя свободным в принятии решения по новым кавказским государствам.

Сценарий может измениться только в том случае, если в него сможет вмешаться какой-то новый и системный фактор. Например, проблемы с «демократизацией» Беларуси в результате каких-то событий достигнут такого масштаба, что США и ЕС не смогут переступить через свой «болевой порог» и при всем желании вынуждены будут вычеркнуть Минск из программы «Восточного партнерства».

Не надо забывать и о том, что свои «пять копеек» по этому поводу всего готова будет вставить и Польша. Напомним, что 9 марта Варшава выставила пробивку-ультиматум официальному Минску в связи с преследованиями Союза поляков Беларуси: «Александр Лукашенко не может быть приглашен на саммит ЕС в Прагу, если не будут соблюдаться права польского меньшинства в этой стране».

Осталось рассмотреть еще один возможный вариант развития событий


Как бы ни складывались отношения Беларуси с Западом и Востоком, стратегическая задача белорусского руководства удержать их на противоположных сторонах весов. Как это сделать в условиях членства Беларуси в «Восточном партнерстве»? Как это не выглядит парадоксально - через признание парламентом республики после 7 мая независимости новых кавказских государств «вопреки» воле главы государства, что только подтвердит независимое положение парламента в системе разделения ветвей власти в стране.

 Естественно, это вызовет бурю публичного негодования со стороны США и ЕС, которое, тем не менее, не будет иметь никаких практических последствий. Стратегический вектор уже определен – сотрудничество и втягивание. Соответственно, официальный Минск должен будет теперь Западу предложить нечто такое, что сможет удержать США и ЕС на противоположном от России конце весов.

А этот "ларчик" открывается уж совсем просто: для решения этой задачи надо будет разогнать нынешний, "слишком самостоятельный" парламент и выйти на новый виток выстраивания взаимоотношений с «новыми стратегическими партнерами»: под любым благовидным предлогом (и после внесения соответствующих изменений в действующее белорусское избирательное законодательство) назначить перевыборы Национального собрания Республики Беларусь с учетом требований европейцев к качественному составу нового белорусского парламента.

И тут, как уже было кем-то весьма талантливо (хотя и дискуссионно) замечено, как говорится, "весь в белом", не то отбеливатель, не то, как говорил Василий Шукшин, человек на букву "М.", на сцену сотоварищи выступает сам ... "пан Милинкевич". Европа и ея хваленые "монстры-переговорщики" рукоплещут, белорусские "политические девушки" рыдают навзрыд (как это они не прорубили вовремя фишку и продолжали бороться за пустышку), власти делают грозный вид, что не допустят хаоса в парламенте, а пан Милинкевич после некоторой разминки в парламенте и как представитель оппозиции, с которой "Красный дом" обязан немного поделиться властью, начинает готовиться к новой и почетной для себя и всей прозападной оппозиции новой должности - министра иностранных дел Беларуси (идея насчет вице-премьерства опасна как для власти (слишком много рычагов получит в этом случае Милинкевич), так и для оппозиции (жесткая подстава с тиражированием в республиканских печатных и электронных СМИ последует незамедлительно, хорошо еще, если без "оргвыводов").

 Т.е., как это не выглядит на первый взгляд парадоксально, при определенных условиях признание Абхазии и Южной Осетии позволит официальному Минску не только решить острую внешнеполитическую дилемму и сохранить отношения с Россией, но, прежде всего, существенно поднять свои ставки и продвинуться в диалоге с США и ЕС.

 

Добавить комментарий

Нецензурные выражения недопустимы! Будьте вежливы. Комментарий должен быть только по теме статьи. Комментарии незарегистрированных пользователей проходят модерацию и поэтому не отображаются сразу. Зарегистрируйтесь, если не хотите вводить код антиспама каждый раз при вводе комментария и ждать модерации после.


Защитный код
Обновить

« Кишинёвская революция.   Распад США или объединение Северной Америки? »
| Дизайн malchish.org