Сайт Мальчиша-Кибальчиша


 
16.12.2017 г.
Разделы
Партнёры


Реклама

Беларусь в контексте "республиканско-демократического" расклада сил в мире. Часть вторая

Печать E-mail
(0 голосов)
Автор Юрий Баранчик   
10.04.2008 г.
Одним из основных выводов первой части данной статьи было понимание, что элиты разных стран идут к условно «республиканско-демократическому» противостоянию. В этой связи традиционные военно-политические и геополитические схемы перестают работать. Глобализация интересов достигла таких масштабов, что противостояние элит внутри стран выплеснулось на глобальный уровень, на котором те или иные национальные «партии» вынуждены искать себе союзников для достижения как внутриполитических, так и внешнеполитических задач, не говоря уже о достижении бизнес-целей. В целях упрощения предлагаемой модели, можно сказать, что весь мир поделился на «республиканцев» и «демократов».  Для полноты картины, для белорусской аудитории и тех, кто интересуется белорусской проблематикой, во второй части мы рассмотрим роль и место Беларуси в контексте описанных в первой части мировых событий и тенденций. 

У Беларуси есть только три варианта своего геополитического определения: союз с Европой (вхождение в перспективе в Евросоюз), союз с Россией (образование Союзного государства и возможное присоединение других стран СНГ к этому Союзу) и окруженная со всех сторон врагами «Брестская крепость».

Изначально мы отбрасываем вариант продолжения нынешнего курса (кстати, полностью деидеологизированный вариант), направленного исключительно на удержание личной власти, и вариант приобретения Беларусью нейтрального статуса.

Первый - по причине его экономической и политико-идеологической недееспособности. Он себя исчерпает к 2011 году, если не раньше. Причина - в его рамках невозможно системное решение тех социально-экономических и политико-идеологических проблем развития, которые с каждым месяцем все более остро встают перед страной. Об этом же говорит и процесс расслоения элиты, которая перестала бояться, опускать голову и прятать глаза. Все люди заряжены на будущие процессы.

Элита начала перегруппировку накануне 2011 года. Если летом 2007 г. эти процессы (отставки Сухоренко, Коноплева, ряд посадок и некоторое другое) носили абсолютно стихийный и во многом неосознаваемый самими участниками этого процесса характер, то в начале 2008 г. они стали видны невооруженным взглядом. И этот процесс не сможет остановить даже рекрутский набор в «партию власти» "Белая Русь". 

Тендер был объявлен. Но как любой саморегулируемый процесс, он вышел из-под контроля и стал жить, подчиняясь только своей собственной логике развития. Точка бифуркации была пройдена летом-осенью 2007 г., когда элита дошла до осознания бесперспективности и искусственности процесса вечного поедания друг друга.

Второй - вариант нейтрального государства - мы также изначально отбрасываем, поскольку это изначально конструкция с двойным дном. В условиях вхождения практически всей Восточной Европы в блок НАТО, сохранение так называемого белорусского стратегического выступа в качестве нейтрального выгодно только блоку НАТО. Для России этот вариант существенно сковывает возможности маневра. 

К тому же для самой Беларуси данный вариант означает медленный дрейф в сторону прозападной шкалы ценностей и геополитической ориентации, т.е. является промежуточным шагом перед вступлением в Евросоюз и НАТО.


Беларусь в контексте борьбы «республиканцев» и «демократов»

Последний год руководство страны, в целях стабилизации продолжающей ухудшаться под воздействием внешних политико-экономических факторов политической и экономической ситуации в стране, неоднократно прибегало к каждому из трех предложенных к рассмотрению вариантов самоопределения. 

При этом выбор того или иного решения диктовался не среднесрочными или даже краткосрочными целями, а сиюминутными - два-три месяца, максимум полгода. В результате такая целевая управленческая установка привела к постепенному усечению горизонта планирования и, соответственно, прогнозирования ситуации. Любые системные решения стали не нужны. 

Логика же этих решений была исключительно одна – обеспечить выживаемость на данном этапе, не взирая ни на какие потери. Поэтому никакой другой, «логичной», «идеологичной» логики и невозможно было увидеть. Такая ситуация в области управленческих решений, естественно, породила у экспертов и аналитиков непонимание того вектора, в направлении которого движется республика.

Однако в последнее время (с начала 2008 г.) ситуация существенно ухудшилась, и эти три варианта стали осуществляться даже не один за другим, без всякой внешней понимаемой логики, а параллельно и жить самостоятельной жизнью. Карт-бланш на выход из кризиса был дан каждой из трех основных группировок в белорусской власти, поэтому и стали случаться такие казусы как «празднование БНР» или «задержание шпионов».

Это говорит о том, что, по сути, глава государства перестал играть прежнюю роль в системе принятия решений. Если раньше он принимал участие в выработке решений или принимал их единолично, то в последнее время выработка решений стало прерогативой кланов, а за президентом осталась исключительно функция принятия окончательного, но уже готового решения. 

Вроде все осталось по-прежнему, но за исключением «маленького пустячка»: во-первых, те, кто допущен к телу, увидели, что они неприкосновенны и могут делать то, что посчитают нужным, во-вторых, глава государства уже не в курсе тех действительно долгосрочных нюансов предлагаемых ему решений, которыми владеет та или иная группировка. Т.е. глава государства стал в определенной мере заложником ситуации, изменить которую нет не сил, ни времени.

Единственный ресурс, который действительно контролирует сам глава государства или через преемника – это силовики (ОСАМ, Совбез, Служба безопасности, КГБ, МВД, прокуратура, МО), которые и являются его последней опорой.

Но этот контроль – он ситуативный, он не стратегический. Поскольку как только какая-то группировка действительно почувствует себя самостоятельной, прежде всего, в финансовом плане, т.е. сможет контролировать значимые бюджетные и внешние (в основном, банковские) ресурсы, она начнет работать в направлении получения контроля над одним из сегментов силовиков. 

Так вот, возвращаясь к ситуации «параллельных курсов». Последнее время все эти три варианта «спасения» стали работать одновременно, т.е. каждая из трех группировок в окружении белорусского президента получила добро на реализацию их сценария действий, один из которых и должен привести к достижению искомого результата: сохранению власти без радикальной трансформации ее сути.

Однако такое расслоение правящей элиты в понимании целей своей деятельности и путей выхода из кризиса говорит о том, что руководство страны лишилось цельности и перестало удерживать нити происходящего в своих руках, отдав решение вопросов на откуп каждой из групп влияния. 

Несомненно, если бы был возможен вариант сохранения власти в результате того, что какая-то группа решила бы основную дилемму белорусской власти, то тогда не только две проигравшие группы были бы отстранены от власти, но и та группа, которая выиграла тендер, поскольку ее сохранение во власти стало бы опасным. 

Однако это невозможно в принципе: группа, находящая выход из нынешнего искусственного созданного управленческого кризиса, более не нуждается в отеческой опеке. Поскольку она выйдет не только на новый уровень договоренностей с теми же американцами, русскими, немцами, англичанами. Этот уровень будет совсем иным в плане ресурсной поддержки процесса трансформации «режима» и глобальных проектов в отношении Беларуси (условно назовем их – экологический, развлекательный, транспортно-инфраструктурный, научно-инновационный и некоторые другие). И этот уровень финансовой поддержки будет несопоставим с теми же западными вложениями в оппозицию.

Возвращение в прежнюю ситуацию монолитности элиты уже невозможно. Мировые центры силы обратили только один процент своего внимания на Беларусь, как процессы потеряли свою былую управляемость, и вроде бы прежде монолитная элита сразу же дала трещину. Причины этого вполне понятны – несопоставимость интеллектуальных, финансовых, организационных и других потенциалов основных мировых игроков и республики, а также серьезная неудовлетворенность элиты своим управленческим и имущественным статусом.

Повышение цен на энергоносители до мирового уровня показало, что та модель политического и экономического устройства, которая создана в республике, возможна только в условиях внешней ресурсно-финансовой подпитки. Как только эта подушка «безопасности» убирается, сразу же рушится благостная картина состояния белорусской экономики. В этой связи можно сказать, что именно «газовый кризис» послужил «началом конца» политической и экономической модели республики.

В результате действия многих факторов Беларусь слишком далеко зашла в кризис, а он слишком ярко высветил нашу экономическую слабость. На быструю экономическую модернизацию у страны не оказалось средств, политическая модернизация для руководства страны неприемлема. Остается только вариант перехода под внешнее управление. И чем раньше это будет сделано, тем больше у Беларуси останется суверенитета и власти на своей территории. Чем позже, соответственно, тем меньше. 

И дело не в оценке качества управления страной.

Просто период «независимости» стран, возникших в результате распада блока СЭВ и затем СССР, подходит к своему концу. Пустоты между глобальными центрами силы долго быть не может. Страны СЭВ уже полностью отдали свой суверенитет Евросоюзу и НАТО. Сейчас пришла очередь бывших союзных республик. 

Поэтому у Беларуси есть только два варианта будущего: либо она будет в союзе с Россией и, возможно, другими странами СНГ и ШОС, либо в составе Евросоюза. Но ситуация, когда власть в республике находится в Минске, по независящим от республики и воли руководства страны объективным причинам, стремительно приближается к своему концу: в условиях глобализации малые страны перестали нести в себе внутренний источник легитимности.

Сейчас у Европы и США после Прибалтики на очереди Украина. После Украины (ориентировочно 2010-2012 годы) придет очередь Беларуси. Тогда и политическое давление, и работа с чиновничьим корпусом, и финансирование оппозиции будут на порядки выше. Выдержит ли этот прессинг политическая система страны, подорванная экономическим противостоянием с Россией? - Нет. Но тогда Беларусь со всеми вытекающими последствиями отойдет на Запад с глубоким внутренним расколом внутри страны по украинскому варианту.

В этой связи можно сказать, что, несмотря на все причитания Запада, именно Россия играет ведущую роль в демократизации Беларуси и переводу ее экономики на рыночную основу. И сегодня уже не важно, в каком качестве это предстоит сделать Беларуси – в союзе с Россией, в союзе с Европой или в качестве «Брестской крепости». Это предстоит сделать в любом из этих сценариев. Наиболее мягкий, конечно, это сценарий создания Союзного государства.

Глядя на происходящие последнее время вокруг Беларуси события трудно отказаться от ощущения какой-то скоординированности действий ведущих мировых игроков в отношении республики. Может быть, прямые договоренности, конечно, о совместном давлении и отсутствуют. Но это не изменяет того факта, что стороны могут понимать действия друг друга и осуществлять свои шаги без какой-либо координации друг с другом, но которые, тем не менее, будут вести к одному результату – трансформации белорусской власти.

С учетом происходящего, представляется, что белорусская власть выбрала для себя самый плохой «защитный сценарий» по варианту осажденная «Брестская крепость». Почему он плохой – потому что он быстрее всего заканчивается. Этот сценарий самый недолгий и скоротечный. Кроме того, он напрочь деидеологизирован, т.е. даже хуже, чем сценарий прозападной оппозиции, идеологический проект которых подразумевает вхождение Беларуси в Евросоюз. 

О том, что будет сделан, скорее всего, такой выбор (и о его главных опасностях) мы писали еще летом 2007 г. («Белорусский проект. Часть третья»):  

«Проект власти – «независимая и суверенная Беларусь», а, по сути, удержание власти без каким-либо иных стратегических целей. Это проект без страны. Сохранение нынешнего положения вещей без примыкания к какому-либо лагерю. «Независимая» Беларусь между двумя огромными военно-политическими, финансово-экономическими, культурно-цивилизационными проектами единой Европы и России.

Вариант – абсолютно тупиковый, т.к. Беларусь не сможет долгое время сохранять свой нынешний политический (легитимность) и экономический (энергоресурсы) статус-кво в современной динамике межгосударственных отношений в Евразии. В результате развития Евросоюза такая страусиная позиция руководства страны приведет к краху всей общественно-политической и социально-экономической системы и резкому поглощению Беларуси гораздо более мощным западным соседом. Если же этот вариант заканчивается «недружественным» поглощением Западом, тогда это путь к реализации одного из вариантов (мягкого или жесткого) развития Беларуси, который отстаивает прозападная оппозиция (ОГП, БНФ, «За свободу»), т.е. их подвариант. 

Нынешние действия белорусского руководства, направленные исключительно на продление собственных полномочий без качественного изменения ситуации в стране а) идут вразрез с национально-государственными интересами белорусского народа; б) подготавливают почву для реализации одного из прозападных (ОГП или БНФ-Милинкевич) вариантов развития страны, следовательно, ведут к сдаче Беларуси Западу».


Выводы

Исходя из вышеизложенного, в рамках выстраивания модели мирового республиканско-демократического противостоянии элит, как можно оценить попытки белорусского руководства, с одной стороны, законсервировать существующее положение дел в стране; с другой, встроить БНР в идеологический каркас управления; с третьей, резко дестабилизировать белорусско-американские отношения; с четвертой, сохранить неопределенность по вопросу завершения проекта строительства Союзного государства?.

На уровне белорусско-российской политики речь идет, по сути, о шантаже российского руководства: под предлогом резкого ухудшения белорусско-американских отношений, введения США санкций в отношении концерна «Белнефтехим» (которые, кстати, по признанию самих американцев, не идут ни в какое сравнение с используемым Россией газовым ценовым «демократизатором»), Беларусь пытается вернуть прежний режим энергетических преференций, без которого республика медленно начинает входить в экономический коллапс.

Если же рассматривать эти действия с точки зрения мирового расклада межкланового «республиканско-демократического» столкновения, то прозападная часть окружения белорусского президента, несомненно, играет на стороне демократов и той части мировой финансовой элиты, проводником интересов которой в отношении России выступает Б.Березовский, активно пытаясь на ровном месте создать ситуацию конфронтации между руководством России и США, т.е. тем самым выступить одним из тех звеньев, которые сорвут возможные договоренности по линии Путин-Буш.

Осознает ли подлинный смысл той игры, в которую его втянуло и продолжает втягивать (вплоть до прохождения точки невозвращения, которой является участие белорусского лидера в избирательных процессах на союзном уровне), прозападное крыло, сам белорусский лидер? На наш взгляд, нет, не осознает. Тогда вполне понятно его недоумение тем, что Россия не обращает внимания на происходящее в Беларуси: его недоумение говорит о том, что он не понимает той игры, которую играет прозападная часть его окружения, в которой он перестает быть белорусским президентом.

Суть этой игры, при активном содействии Б.Березовского и других представителей Мирового финансового интернационала, тесно связанного с демократической партией США, заключается в подталкивании белорусского лидера к выходу на российское электоральное поле и объединением под себя всей нынешней российской антипутинской оппозиции – от Каспарова и Касьянова до Зюганова. 

После подписания Конституционного акта Союзного государства такой вариант становится возможным: он позволит участвовать как альтернативному кандидату на выборах президента Союзного государства и составить альтернативу тандему Путин-Медведев. Именно для этого нужны специалисты российского (Доренко) и мирового (Белл) масштаба в области пи-ар технологий.

В этой связи скандал с американским посольством (который может даже дойти до его закрытия) является очень выгодным пи-ар поводом для позицирования себя на российском электоральном поле как подлинного патриота России, в отличие от Путина-Медведева, которые «пошли на сговор с коварным Западом» в лице республиканцев. Просто при этом умалчивается, что критика Путина-Медведева будет вестись не с патриотических позиций, а с «демократических» и антироссийских.

Если же этот вариант не получит своего развития, и белорусский лидер не будет допущен на российское электоральное поле, то белорусская власть будет до последнего цепляться за вариант «Брестская крепость». Но при таком варианте и речи не может быть ни о какой преемственности власти, а только об условиях ее передачи по договоренности с основным внешнеполитическим партнером Беларуси приемлемому для этого внешнеполитического партнера кандидату. 

Мы считаем, что ни один из этих вариантов – ни выход на российское электоральное поле, ни «Брестская крепость» не отвечает ни интересам белорусского лидера, ни интересам страны. Единственный позитивный вариант – это завершение Союзного проекта в виде образования Союзного государства и передача власти (без выхода на российское электоральное поле) преемнику, согласованному с руководством Союзного государства. Только такой вариант действий позволит белорусском лидеру выпасть из тех заранее проигрышных сценариев, которые ему уготовлены «демократическим» крылом мировой элиты.

Ю.Баранчик, www.imperiya.by
 

У вас нет прав для комментирования. Зарегистрируйтесь.

« Путин – председатель «Единой России». Страховка устойчивого развития политической системы России   Саммит НАТО и встреча в Сочи: некоторые возможные сценарии развития ситуации в мире. Часть первая. »
| Дизайн malchish.org