Сайт Мальчиша-Кибальчиша


 
05.12.2016 г.
Разделы
Авторизация





Ещё не зарегистрированы?
Комментарии
Партнёры


Реклама

Краткие новости

Росстат: "Реальные располагаемые денежные доходы (доходы за вычетом обязательных платежей, скорректированные на индекс потребительских цен), по предварительным данным, в апреле 2016г. по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года снизились на 7,1%, в январе-апреле 2016г. - на 4,7%."

 
Последние публикации

Проблема печатного станка

Печать E-mail
(43 голосов)
Автор Максон   
15.02.2008 г.
Современный кризис мировой финансовой системы базируется на её частном характере. Этот кризис приводит не только к неоплатным долгам, способствующим развитию общего экономического кризиса (ипотечный кризис – лишь один из возможных вариантов начала общего экономического кризиса), но и к массовому переделу собственности в пользу финансовых экономических структур. Это полностью меняет принципы организации экономики приводя её к совершенно новому состоянию – к частным финансовым монополиям, контролирующим всю экономику. И дело тут касается не только коммерческих банков и различных финансовых компаний, а прежде всего эмиссионных центров – главных источников денег в мировой экономике. Частный характер центральных банков развитых стран тщательно закамуфлирован соответствующим законодательством - законы фиксируют лишь регулирующие функции государства над эмиссионными центрами, но не отражают принцип государственной собственности на эмитированные финансовые ресурсы.

Ситуация схожа с нефтедобывающим сектором экономики России – по закону «О недрах» недра и минеральные ресурсы, в них содержащиеся, являются собственностью государства, однако на практике, в результате лицензирования добычи, ресурсы становятся частной собственностью добывающих компаний без какой-либо компенсации государству. Механизм денежной эмиссии также представляет собой некий процесс приватизации государственных средств, но этот процесс ещё более сокрыт за массой регулирующих эмиссию законов. Методы сокрытия сущности приватизации эмитированных центральными банками денег включают два основных способа: подмена понятия денежной эмиссии простой процедурой печати банкнот, сокрытие частной собственности центрального банка его независимостью от государства и использование регулирующих государственных функций вместо непосредственного управления выпуском денег.

Понятие денежной эмиссии. По конституции большинства развитых стран выпуск денег является прерогативой государства. Соответственно и эмитированные средства являются казёнными и находятся в ведомстве государственного казначейства. Действительно, настоящий печатный станок, печатающий банкноты, находится в ведомстве государственного казначейства и он печатает банкноты, которыми это казначейство распоряжается. Однако бумажные деньги и монеты представляют собой лишь одну из форм современных денег – наличную.

Значительная часть функционирующих в экономике денег (наличные составляют едва ли десятую часть общей денежной массы) никогда не имела форму банкнот и обращается между экономическими субъектами лишь в безналичной форме – в форме банковских счетов, некой информации в банковских компьютерах. Печать же банкнот всегда сопровождается списыванием аналогичных безналичных сумм с банковских счетов. Иначе говоря, перед тем, как казначейство напечатает банкноты, соответствующие суммы уже существовали на банковских счетах, и напечатать банкноты просто так, без списывания безналичных денег казначейство не может. Таким образом выпуск наличных денег не является денежной эмиссией в полном смысле слова – это процесс «обналичивания» уже существующих денег. А вот эмиссия безналичных денег уже никак не фиксируется в законах и даже не учитывается как прибыль «государственного» центрального банка, которая частично переходит в собственность государства, поступая в его бюджет. Так ФРС США перечисляет до 95% такой своей «прибыли» в бюджет, а Центральный Банк России – только 50%.

Частная собственность центрального банка. Это самая тёмная часть законов. Чаще всего они просто не говорят о ней. Либо законы противоречивы в этом. Например в США понадобилось целое судебное разбирательство, чтобы выяснить, что ФРС – это частная корпорация. Это система частных банков, регулированием деятельности которых занимается специальная государственная комиссия – «Управляющий совет». Тем не менее, государственное регулирование не означает государственной собственности – деятельность любой частной компании регулируется целым ворохом законов и контролируется государственными чиновниками из различных ведомств. Собственность же определяется тем, кто владеет и распоряжается плодами деятельности компании, а не государственным регулированием процесса производства. Кроме того, членами государственного управляющего совета ФРС по большей части являются сами банкиры.

Если частный характер ФРС отражён специальным судебным решением, то характер собственности ЦБ России не определён чётко – закон о ЦБ откровенно противоречив. В одной и той же статье говорится, что имущество ЦБ – федеральная собственность и что ЦБР независим от органов власти и не несёт имущественной ответственности по долгам государства. Как можно быть собственником и не иметь права распоряжаться своей собственностью? Хвала юристам, составлявшим такой закон. Они умудрились даже исказить понятие собственника ради сокрытия правды – ЦБ не является государственным банком. Более чётко это можно понять в простом факте – только 50% от прибылей банка идёт в бюджет. И это не считая сеньораджа – прибылей от эмиссии безналичных денег, который опять же скрыт под понятием дохода от выпуска наличных банкнот.

Для того, чтобы понять кто является реальным собственником эмиссионного центра нужно проследить за процессом денежной эмиссии и определить в чью пользу идут её плоды. Основным фактом, который нам тут поможет является понятие государственного долга. Именно этот факт, вообще говоря, является прямым и наиболее ясным доказательством частного характера эмиссионных центров международной финансовой системы. При этом речь не идёт о внешнем долге, который образуется за счёт заимствования иностранной валюты. Речь идёт о внутреннем, когда долг образуется в валюте, которую государство по своей конституции вольно выпускать в любом количестве. Как может образоваться государственный долг в 11 триллионов долларов, которые казначейство США может выпускать в любом количестве? Очевидно, что эти доллары выпускало не казначейство. Их реально выпускала ФРС и долг это возник изначально именно перед ней. Самому себе никто должен быть не может, значит ФРС – частная корпорация. Самое простое доказательство.

Процесс эмиссии описан уже во многих статьях, вскрывающих правду о ФРС, и не требует отдельного описания. Принцип её основан на преобразовании долговых обязательств в деньги. Это общий принцип банковской системы и ФРС её только повторяет. ФРС эмитирует безналичные доллары для выкупа долговых обязательств правительства США. Грубо говоря долг США – это и есть первичная денежная эмиссия. По ежегодному бюджетному дефициту США можно грубо оценить и годовую эмиссию ФРС – они почти совпадают. Эта эмиссия многократно превышает официальную прибыль ФРС, которую тот демонстративно перечисляет казначейству ежегодно. И если бы ФРС был государственным, то внутреннего долга вообще бы не существовало. Что было бы, если бы ФРС был государственным? Если бы эмиссионный центр принадлежал государству на самом деле? Всё было бы по прежнему, те же деньги, та же денежная масса, тот же уровень инфляции, а вот долга бы не было! Бюджетный дефицит США покрывался бы эмиссией, которая всё равно так или иначе из него образуется. Но при этом не было бы нынешней финансовой долговой пирамиды, которая очевидно должна вскоре закончится дефолтом.

Правительство вынуждено выплачивать только по процентам своего долга уже около 300 млрд долларов ежегодно – это сравнимо с ещё одним военным бюджетом. И это опять же сравнимо с ежегодным дефицитом бюджета США – правительство вынуждено занимать примерно ту же сумму, чтобы оплатить ростовщические проценты. Шансов, что правительство сможет когда-то выйти из этого заколдованного круга уже нет. Многие экономисты, защитники независимого положения ЦБ от государства, считают, что реальный государственный характер ЦБ обязательно приведёт к инфляции. Они полагают, что государство не сможет разумно регулировать выпуск собственных денег. Действительно, при неразумном управлении распухшие государственные расходы приведут к соответственному увеличению денежной эмиссии, которая может привести к инфляции, если экономика не поспевает за этими расходами. Но что же предохраняет частных управленцев ФРС от таких ошибок? И что мешает наращивать расходы государства вместе с долгами частному эмиссионному центру? У частных владельцев ФРС имеется гораздо больше стимулов для наращивания денежной массы. Их жадность тут сдерживается только процессом обесценивания производимой ими «продукции».

Но и тут оказалось много средств, для решения подобной проблемы. Излишнюю денежную массу научились «связывать» множеством способов, чтобы исключить её инфляционное влияние на товарный рынок. В первую очередь – это развитие альтернативных товарному рынков – валютного и фондового. Спекуляции валютой – одно из самых важных средств для повышения стоимости денег. Валютный рынок превышает товарный в сотню раз по размерам денежных потоков. Соответственно и общая денежная масса может быть в сто раз больше необходимой для товарного рынка. Эта зависимость проверяется формулой Ньюкомба-Фишера количественной теории денег. Частная форма денежной эмиссии не является гарантией от инфляции. Стоит перестать работать какому-либо из связывающих деньги механизмов (например фондовому рынку), как освободившаяся денежная масса мгновенно обрушится на товарный рынок в десятки раз взвинчивая цены.

Интерес частных банкиров в "монетизации" экономики очевиден – им нужно как можно больше ввести предметов обмена в денежный оборот. Это даст им возможность напечатать ещё немного денег и стать на эту сумму богаче. Выпуск ценных бумаг – один из таких фокусов, а современный фондовый рынок – это прежде всего спекулятивный бумажный пузырь, надутый только для того, чтобы связать излишнюю денежную массу. Именно поэтому, когда речь идёт о «монетизации» экономики, об акционировании, повышении «ликвидности» и развитии фондовых рынков надо учитывать, что это прежде всего в интересах частной финансовой системы. Речь идёт не о развитии экономики, производства товаров, а о возможности частному печатному станку напечатать ещё денег, не сопровождая этот процесс инфляцией.

Необходимость денег, как универсального средства обмена, накопления стоимости, распределения и развития физического капитала не подвергается сомнению на данной стадии развития мировой экономики. Но скрытый частный характер денежных эмиссионных центров не только приводит к очевидным экономическим проблемам, но и инициирует процессы концентрации экономической власти в определённой финансовой среде. Эта власть может быть использована и очевидно уже используется в частных интересах довольно узкого клана финансовых олигархов. Такая ситуация должна быть обществом вскрыта и стать предметом самого широкого обсуждения. Ибо интересы финансовой олигархии вовсе не обязательно совпадают с интересами всего общества.

 

Добавить комментарий

Нецензурные выражения недопустимы! Будьте вежливы. Комментарий должен быть только по теме статьи. Комментарии незарегистрированных пользователей проходят модерацию и поэтому не отображаются сразу. Зарегистрируйтесь, если не хотите вводить код антиспама каждый раз при вводе комментария и ждать модерации после.


Защитный код
Обновить

« Кризис: мелкими шажками...   Стоимость социального пакета СССР »
Главное
Популярное
Опросы
За кого бы вы проголосовали на выборах президента?







Kadam
Кто на сайте?
Сейчас на сайте находятся:
1 гость
Экспорт новостей
| Дизайн malchish.org