Сайт Мальчиша-Кибальчиша


Главная arrow Блог arrow «Сухой остаток» официального визита В.Путина в Минск. Часть 2.
11.12.2016 г.
Разделы
Партнёры


Реклама

«Сухой остаток» официального визита В.Путина в Минск. Часть 2.

Печать E-mail
(0 голосов)
Автор Юрий Баранчик   
29.12.2007 г.
Подведение итогов. С момента завершения официального визита российского президента в Минск прошла всего неделя. Тем не менее, этот срок оказался, на наш взгляд, достаточным, чтобы подтвердить правоту наших предположений о сути разговора между двумя президентами за закрытыми дверями – о перспективах завершения интеграционного проекта двух стран по варианту совмещения выборов президента России и референдума по одному из вариантов проекта Конституционного акта. Данный вывод следует а) из подписанного на этой неделе договора о предоставлении Россией государственного кредита Беларуси на сумму в 1,5 млрд. долларов; б) из возможности предоставления в 2008 г. еще одного государственного кредита России Беларуси на сумму в 2 млрд. долларов; в) из возможности размещения в России белорусского займа на сумму в 10 млрд. российских рублей; г) из тех действий, которые предпринимала белорусская власть за прошедшую после визита неделю.

О чем говорят пункты а-б? Для некоторых аналитиков они говорят о безоговорочной победе официального Минска на прошедшей встрече в верхах: мол, жала-жала Россия весь 2007 год, да так и не дожала. Поэтому вынуждена была согласится на условия белорусского президента по фактическому изменению предыдущей жесткой позиции России в отношении своего последнего союзника. Для нас же сам факт выделения российского кредита на общую сумму в 3,5 млрд. долл. говорит совсем о другом. Во-первых, впервые официально озвучена сумма дотации Россией Беларуси на 2008 г. – 3,5 млрд. долл. Во-вторых, изменена схема дотации. Теперь это не безвозмездные поставки энергоресурсов по заниженным по сравнению с мировыми ценам, а кредиты, пусть льготные, но кредиты, по которым идут проценты. Т.е. Россия не играет себе в убыток.

В-третьих, сам факт того, что Беларусь берет кредит на 1,5 млрд., а потом, возможно, возьмет еще на 2 млрд. долл., говорит о серьезности экономических проблем, с которыми сталкивается политическое руководство страны при переходе на мировые цены за энергоресурсы даже по нынешней щадящей схеме. В-четвертых, сумма второго кредита косвенно свидетельствует о том, что по итогам года средняя цена за газ в 2008 г. окажется существенно выше заявленной на первый квартал в размере 119 долл. за тысячу кубов. Т.е., по сути, этими действиями белорусское руководство признало, что ни иранский, ни венесуэльский проекты (не говоря уже о коммерческих кредитах, набранных в 2007 г.), по крайней мере, в 2008 г. не дадут того результата, на который оно рассчитывало еще в 2006 году. По нашему мнению, по многим политическим и экономическим причинам, о которых мы не будем распространяться (поскольку здесь все настолько очевидно, что просто не понятно, как удается некоторым членам окружения белорусского президента продолжать «впаривать» ему эту «репу»), не дадут они результата и в 2009-2012 гг.

Лирическое отступление: по поводу качества официальной аналитики В этой связи просто умиление вызывает аналитика некоторых белорусских авторов относительно того, зачем России необходимо сотрудничество с Беларусью – якобы для того, чтобы на фоне работы с белорусскими предприятиями, и пользуясь, по сути, ни много - ни мало, «белорусским политическим лобби», российские предприятия смогли войти на рынки, прежде всего, Венесуэлы и Ирана, а также других стран третьего мира. Дело в том, что объем финансово-экономических отношений России и Венесуэлы, России и Ирана превышает уровень аналогичных белорусско-венесуэльских и белорусско-иранских отношений в десятки раз. Чтобы не быть голословными, как себе позволяют некоторые «аналитики», приведем объективные и совершенно конкретные цифры. Так, по итогам 2006 г. товарооборот между Ираном и Россией составил 2 млрд. долларов (http://www.rian.ru/world/foreign_russia/20071016/84200199.html). В ближайшие десять лет его планируется довести до 200 млрд. долларов, т.е. по 20 млрд. в среднем в год (там же). В то же время, по итогам 2006 г. товарооборот между Беларусью и Ираном составил 35,5 млн. долларов (http://www.rian.ru/world/relations/20070521/65817630.html), т.е. в 56 раз меньше, чем ирано-российский. В ближайшее время его планируется довести до уровня в 500 млн. долларов (там же), т.е. в 40 раз меньше, чем ирано-российский. По итогам 2006 г. товарооборот между Россией и Венесуэлой составил 518 млн. долларов (http://news.made.ru/economics/news122025.html), Беларуси и Венесуэлы – в 2005 г. – 15,5 млн. долларов, в 2006 г. – 6 млн. долларов (http://www.belta.by/ru/print?id=137585). Хотя в Интернете присутствует и другая цифра товарооборота между двумя странами за 2006 г. – всего 6 тыс. долларов: «По данным белорусского МИД, товарооборот между Беларусью и Венесуэлой в 2005 году оценивался в 15,56 миллиона долларов США. При этом Беларусь экспортировала в основном калийные удобрения (54,4% экспорта), азотсодержащие гетероциклические соединения (45%). Импорт из Венесуэлы вообще не превысил 20 тысяч долларов.

С начала 2006 года отмечен спад (казалось бы, куда уж падать?) в двусторонней торговле. В январе-апреле 2006 года белорусская продукция в Венесуэлу не поставлялась. Из Венесуэлы мы получили все те же запасные части и оборудование для автомобилей (на сумму 3600 долларов), шины (2300 долларов) и фрукты (100 долларов) (http://www.nmnby.org/pub/0607/24m.html). Т.е., если придерживаться цифры в 6 млн. долларов, то белорусский товарооборот с Венесуэлой уступает российскому в 86 раз. Кроме того, по итогам октябрьского визита правительственной делегации России в Венесуэлу заключено 12 соглашений о сотрудничестве в торгово-экономической, научно-технической и других областях с общим объемом инвестиций в 8 млрд. долларов (http://armstass.su/?page=article&aid=46960&cid=25). И это без военно-технического сотрудничества России с этими странами.

В настоящее время стоимость заключенных Россией с Венесуэлой контрактов на продажу вооружений составляет около 4 млрд. долларов. Стороны планируют до 2011 г. удвоить эту цифру (http://armstass.su/?page=article&aid=47060&cid=25). Достоверной информации по российско-иранскому ВТС в сети практически нет. Оценки экспертов варьируются в пределах 400 млн. – 1 млрд. долларов в год (http://oil-resources.info/archives/753). А какой соизмеримый по политическому весу аргумент может положить Беларусь на чашу весов на иранском направлении, аналогичный аргументу российских поставок ядерного топлива для иранского реактора в Бушере? Поэтому, о какой волне, на которой крупнейшие российские ТНК могут вползти на рынки вышеупомянутых и других стран третьего мира, пользуясь своими «белорусскими контрагентами», идет речь - не совсем понятно.

Продолжение темы. Что же следует из изложенных выше выводов относительно перспектив белорусской экономики в свете уже подписанного кредитного договора и предполагаемого на общую сумму в 3,5 млрд. долларов? А следует из них то, что Беларуси срочно нужны большие деньги для: а) поддержания своего экспорта и, соответственно, не допущения сползания отрицательного внешнеторгового сальдо к 4,5 млрд. долларов; б) поддержания курса национальной валюты; в) сглаживания для предприятий и населения дальнейшего роста цен на энергоносители; г) накопления финансового ресурса для максимально возможного в оставшееся до 2011 г. время перевооружения белорусской промышленности. В этих целях будет проводиться и начавшаяся распродажа госпакетов акций наиболее интересных белорусских предприятий – «последним» в этой очереди на сегодняшний день стал пакет акций белорусской стороны в МТС, а также ряд других, более системных шагов в экономике (поднятие странового рейтинга, Декрет №9 (http://www.imperiya.by/comments3-1077.html), появление в недрах власти критического анализа происходящих в экономике Беларуси процессов (http://www.imperiya.by/economics2-1078.html)). Т.е. получается следующая картина. Во-первых, хотят это признавать оппозиционные политики и аналитики (и часть сросшихся с ними в идеологическом плане «прогосударственных») или нет, но единственным фактором влияния на белорусскую политику и экономику является на сегодня Россия.

Именно действия руководства России по переводу экономических отношений между нашими странами в рыночное русло (в ответ на замораживание белорусской стороной любых вариантов Союзного строительства), помогают белорусскому руководству психологически переломить себя и начать подступаться к серьезным и непопулярным социально-экономическим реформам, которые, рано или поздно, приведут к изменениям и в политическом ландшафте республики. Что, собственно, потихоньку уже и стало происходить. Во-вторых, и это парадокс, на который клюют как именитые экономисты и политологи, так и «рядовые» посетители популярных форумов, действия белорусского руководства теперь будут одинаковы как по варианту «Брестской крепости», так и по варианту подготовки к подписанию Конституционного акта.

Поясним почему. Если Беларусь «закрывается», то для поддержания стабильности необходимо проводить экономические реформы в целях получения неиспользуемой до настоящего времени потенциальной прибыли (средний и мелкий бизнес, банки, иностранные инвестиции). Если же Беларусь все-таки будет объединяться с Россией, то т.к. объединение будет происходить, в конечном итоге, по российским правилам, а власть должна будет сохранить хоть какой-то контроль над экономикой, следовательно, необходимо еще до прихода России самостоятельно изменить структуру экономики. Т.е. несмотря на два политически абсолютно разных сценария возможного будущего Беларуси, экономически возможен только один сценарий – переход к рынку. И главная задача белорусского руководства - сделать его максимально безболезненным для населения. Ибо это уже вопрос политической стабильности.

"Сухой остаток" В этой связи теперь можно вернуться и к вопросу, который будоражит умы наиболее продвинутой политической общественности – чем являются российские кредиты Беларуси, если они не являются поддержкой лично А.Лукашенко? Эти кредиты являются а) единственно возможной поддержкой населения Беларуси в условиях перехода Беларуси к рынку и рыночной стоимости энергоносителей в условиях торможения белорусской стороной процесса завершения Союзного строительства; б) финансовой подушкой, которая призвана облегчить реформирование белорусской экономики и приведение ее к общему с российской знаменателю. Белорусское руководство, без сомнений, понимает природу этих кредитов. Поэтому и в государственных СМИ нет особой радости по поводу их получения.

Разница в освещении итогов белорусско-венесуэльских переговоров («прорыв») и белорусско-российских («тишина») - слишком очевидна. Т.е. деньги дали. Вопрос – под что. На переходный период, после завершения которого надо будет принимать окончательное решение. Мы предполагаем, что одним из возможных итогов последней белорусско-российской встречи в верхах стала договоренность между лидерами о том, что белорусская сторона берет последний трехмесячный тайм-аут перед окончательным определением с перспективами построения Союзного государства. Поэтому и цена на газ носит такой неопределенный (в годичной перспективе) характер: 119 долларов за тысячу кубов в первом квартале. Схожая версия ранее уже была высказана одним из партнеров Империи.by (http://respublikabelarus.com/content/view/134/1/). Если же это только наши предположения, не имеющие к суровой реальности жизни никакого отношения, тогда экономически коллапс белоруской модели неизбежен.

 

Добавить комментарий

Нецензурные выражения недопустимы! Будьте вежливы. Комментарий должен быть только по теме статьи. Комментарии незарегистрированных пользователей проходят модерацию и поэтому не отображаются сразу. Зарегистрируйтесь, если не хотите вводить код антиспама каждый раз при вводе комментария и ждать модерации после.


Защитный код
Обновить

« Убийство Бхутто: США готовят почву для ядерного удара по Ирану   «Сухой остаток» официального визита В.Путина в Минск. Часть 1. »
| Дизайн malchish.org